Мнения о развитии ИИ разделяются

Когда речь заходит об искусственном интеллекте, то наши технологические пророки разговаривают на языке магии, богов и монстров. Началось все еще в 2014 году, когда Илон Маск, выступая на симпозиуме Массачусетского технологического института, сравнил разработку ИИ с «призывом демона». Но, как показывает пример Фауста, перед тем как платить по счетам, из сделки с Мефистофелем можно получить свою выгоду. Видимо поэтому Маск слегка изменил свое мнение и позже добавил, что результат гибели человечества от рук ИИ может носить характер «непреднамеренного следствия», а не преднамеренной цели.

По мнению американского предпринимателя, владельца SpaceX и Tesla, ИИ определенно будет способен выполнять полезные функции, например защищать нас от электронного спама. Однако здесь же Маск задался вопросом: а не посчитает ли ИИ, что лучший способ избавиться от спама будет заключаться в том, чтобы избавиться от людей? Своими размышлениями на эту тему он решил поделиться на страницах журнала Vanity Fair, где в качестве примера рассказал об ИИ, который будет разработан, скажем, для того, чтобы сажать, выращивать и собирать с полей клубнику.

«Со временем все лучше и эффективнее выполняя это задание, саморазвиваясь, он станет идеальным в этом деле. Единственное, что он будет хотеть делать, — лучше всех выполнять свою работу. И в какой-то момент может настать время, когда весь мир будет покрыт клубничными полями и людям в нем просто не останется места».

Недавно Маск совместно с Сэмом Альтманом (еще одним американским предпринимателем, которого тоже очень беспокоит тема ИИ) организовал компанию Open AI, вложив в нее 1 миллиард долларов. Задачей некоммерческой исследовательской фирмы будет поиск путей для разработки безопасного ИИ. Альтман в интервью тому же изданию Vanity Fair рассказал, что цель организации заключается в подготовке всех к следующему десятилетию, в котором будут царить ИИ, а все инвестиции будут сосредоточены вокруг нескольких «волшебников», знающих правильные «заклинания» для их управления. Опять разговор о магах, если вы понимаете, о чем речь.

Илон Маск, как оказалось, совсем не одинок в своих пессимистичных и апокалиптических взглядах на проблему ИИ. Его поддерживает, например, Билл Гейтс, считающий, что ИИ очень быстро заменит людей на их рабочих местах. В поддержку высказывается и Стивен Хокинг, который еще в 2014 году в интервью BBC поделился своими мыслями о том, что «развитие полноценного искусственного интеллекта может положить конец человеческой расе».

Тем не менее множество других техногигантов ожидают от развития ИИ более утопичного сценария развития событий. Марк Цукерберг, например, в одном из своих постов в Facebook в 2016 году написал:

«Я думаю, что мы можем построить ИИ, который будет работать на нас и помогать нам».

А выступая позже на саммите F8 2016 Keynote, он призвал человечество «отбросить страхи и обратиться лучше к надежде». Ларри Пейдж, соучредитель компании Google, предсказывает мир, в котором ИИ позволит людям «иметь больше времени на свою семью или преследование своих собственных интересов».

Стив Возняк охарактеризовал варианты ожидающих нас перспектив в интервью издательству Australian Financial Review:

«Станем ли мы богами? Или домашними животными? Или мы будем обычными муравьями, на которых в конечном итоге наступят?»

Есть среди предсказаний ведущих специалистов в своих областях и мнение, с которым очень сложно поспорить и с которым согласен, например, Элиезер Юдковский, научный сотрудник Института Сингулярности по созданию Искусственного Интеллекта, однажды прокомментировавший разбираемый вопрос:

«Предсказать результат невозможно хотя бы потому, что ИИ будет гораздо умнее меня».

Хотим мы этого или нет, но ИИ уже все ближе и ближе подбирается к нашей повседневной жизни, и его первые отголоски можно наблюдать, например, в самых современных программах по лицевому распознаванию, которые использует компания Facebook, или в виде цифровых ассистентов Siri или Cortana. Искусственный интеллект обладает перспективами произвести революции во многих секторах и сферах жизни. Харпит Буттар, аналитик компании Frost & Sullivan, как-то выразил в пресс-релизе мнение о том, что «к 2025 году ИИ-системы так или иначе будет представлены во всех сферах общества вплоть до здравоохранения». Искусственному интеллекту пророчат полное решение проблем дорожного трафика. С этим соглашаются специалисты Иллинойского университета, которые говорят, что ИИ-системы смогут избавить нас от проблем автомобильных заторов, а автомобильные аварии станут пережитком прошлого.

Разработку ИИ, как и любой другой технологии, нельзя рассматривать отдельно от контекста с моральной точки зрения как плохую или хорошую – все будет зависеть от нас самих, от того, как мы хотим использовать эту технологию. Несмотря на то, что технологическое сообщество разделилось на два четких лагеря в отношении вопроса ИИ, важнее является тот факт, что такие обсуждения вообще ведутся в технологической среде. ИИ – это очень мощная технология, и какое бы воздействие она в итоге ни оказала на наши жизни, нужно понимать, что это воздействие будет очень серьезным.

Что известно о Нибиру на данный момент

В прошлом году два астронома изучали самые далекие объекты, вращающиеся вокруг Солнца, которые мы находили за все время, как вдруг увидели нечто интересное. Это сверхдальние объекты пояса Койпера вместо того, чтобы иметь случайно ориентированные орбиты, словно вытянулись и склонились в определенном направлении. Если бы так поступили один-два объекта, можно было бы списать это на случайность. Но их было шесть. Шансы на то, что это будет случайность, были около 0,0001%. Вместо этого астрономы Константин Батыгин и Майк Браун предложили кардинально новую теорию: где-то там есть далекая девятая планета, массивнее Земли, но меньше Урана и Нептуна. Она-то и сдвигает все эти объекты. С тех пор прошло 16 месяцев, и вот что мы имеем по факту.

Во-первых, идея прекрасная. Каждый раз, когда вы пытаетесь подобрать объяснение, кроме этой идеи ничего не кажется особо убедительным. Но, как и многие блестящие идеи, возможно также, что она просто неверная. Увидеть шесть сверхдальних объектов, которые делают что-то необычное, не значит, что нет шести миллионов подобных объектов, просто мы их не видим. Возможно, это вполне нормальное поведение.

Астрономы называют это предубежденностью: в любом наборе данных вы смотрите только на объекты, которые легче всего увидеть/найти/измерить, и эти объекты, как правило, будут выдающимися по своей природе. Если вы смотрите поверх высокой травы и видите только гигантских слонов, можно прийти к выводу, что слонят не существует, таким будет ваше предубеждение. Но есть способ от него избавиться: спросить, что произойдет, если вы соберете новые дополнительные данные, более качественные и точные. Какие конкретные предсказания можно сделать, чтобы подтвердить или опровергнуть вашу теорию? В случае с девятой планетой их будет пять.

  1. Если девятая планета реальна, она должна породить больше удаленных объектов с этим странным неожиданным выравниванием. Если бы во внешней Солнечной системе существовала сверхдальняя массивная планета, иногда она должна была бы гравитационно сталкиваться с другими объектами в поясе Койпера. Некоторые столкнутся с планетой, некоторые будут выброшены из Солнечной системы, некоторые будут выброшены на орбиту с противоположным девятой планете направлением. Мы можем проверить это, если найдем больше объектов с большими максимальными орбитальными расстояниями от Солнца: в сотни раз более удаленные от Солнца, чем Земля.

  1. Орбиты этих объектов должны быть наклонены в том же направлении, что и исходных шести. Необычный систематический сдвиг для шести объектов имеет шанс порядка 1 к 1000. Если обнаружить еще с десяток объектов с подобным наклоном, шанс будет один на миллиард. Найти еще больше объектов и замерить их смещение — это отличная косвенная проверка гипотезы девятой планеты.

  1. Небольшая группа объектов, вопреки предсказанию #1, будет иметь орбиты, смещенные в том же направлении, что и девятой планеты. Такое предсказание сделали Батыгин и Браун во второй работе на эту тему, и в нем есть интересное зерно, потому что таких объектов пока ни разу не находили.
  2. Орбитальные плоскости этих объектов должны быть наклонены в одном направлении с небольшим разбросом. Это уточнение предсказания #2, определяющее распределенность систематических сдвигов. Дополнительное моделирование, проведенное командой Брауна и представленное на конференции в октябре, показало, где должен быть «северный полюс» орбитальных плоскостей этих объектов. Если большое число этих сверхдальних объектов пояса Койпера будет обнаружено, их распределения можно будет сопоставить с предсказанными.

  1. Что более важно, девятая планета должна быть там и ее можно было бы обнаружить с земли. Если там есть большая массивная планета, она должна отражать достаточно солнечного света, чтобы его можно было уловить даже с земли, даже с помощью наших современных телескопов.

Что касается косвенных доказательств, идея существования девятой планеты довольно неплоха. Прогнозы с первого по четвертый являются косвенными, и с тех пор, как существование девятой планеты было впервые спрогнозировано, было найдено еще четыре объекта: один командой OSSOS и три — командой Шеппарда и Трухильо. Зеленый объект, орбита которого уходит направо, — это первый пример предсказания #3, что интересно. Но будет еще интереснее, если мы расположим все обнаруженные объекты согласно моделированию их орбитальных плоскостей. Они будут совпадать с моделями Брауна!

Чем больше косвенных доказательств появляется, тем больше хочется увидеть совпадений, учитывая ограниченность доступных данных. Но здесь есть свои недостатки:

Все эти данные не лишены предубежденности; мы нашли объекты, которые подходят относительно близко к Солнцу.

Общее число обнаруженных объектов — десять — слишком малое, чтобы считаться значимым.

Неопределенность предсказаний #3 и #4 размывает значимость находок.

При всем этом девятая планета остается неуловимой.

Но надежда есть.

Полный набор данных позволяет нам накладывать более строгие ограничения на место расположения девятой планеты, и наиболее вероятные сценарии помещают ее в созвездие Тельца. Когда мы приближаемся к июньскому солнцестоянию, это созвездие становится более видимым, а значит, ближайшие месяцы станут лучшими для поисков девятой планеты. Поисками займутся как астрономы-любители, так и профессионалы. Майк Браун также ведет собственный блог о текущем состоянии поиска девятой планеты; несмотря на дикий оптимизм, он очень сдержан в высказываниях.

Самые удивительные результаты миссии Кеплера заключались в том, что подавляющее большинство планет во Вселенной оказались не маленькими, твердыми мирами, такими как Земли или Марс, не большими газовыми гигантскими мирами, такими как Нептун или Юпитер, а суперземлями, то есть чем-то средним. С тех пор как это открытие стало известно миру, астрономы задаются вопросом: почему в нашей Солнечной системе нет ни одного такого мира? Если гипотеза девятой планеты верна, то такой мир есть, и сейчас — лучшее время для его поисков.

Запущена первая в России многоузловая квантовая сеть

Ученым из Российского квантового центра (РКЦ) удалось запустить первую в России многоузловую квантовую сеть, предназначенную для передачи данных. В разработке отечественных специалистов используется одновременно два метода шифрования информации, что делает такой способ передачи данных крайне защищенным.

Первые квантовые сети начали появляться в нашей стране еще три года назад, а работающая линия связи была запущена в Университете ИТМО в 2014 году. Эта линия связала квантовым каналом два корпуса вуза. В июне прошлого года было объявлено о запуске первой «городской» линии связи между двумя отделениями банка, а в сентябре 2016 пресс-служба МГУ сообщила о соединении двух точек в городах Подмосковья. В мае этого года в Казани был проведен первый в России сеанс квантовой «телефонной» связи. Нынешняя разработка сотрудников РКЦ представляет из себя квантовую сеть, состоящую из трех узлов и двух квантовых каналов, связанных друг с другом. Квантовая защищенная связь сама по себе может быть установлена только напрямую между двумя точками, и если сеть имеет сложную структуру, то квантовые сегменты сети необходимо связывать друг с другом узлами с повторителями, в которых используются «обычные» методы обработки данных. Эти «обычные» узлы и создают бреши в системе безопасности, что практически сводит на нет всю пользу от использования квантовых линий для безопасной передачи данных. По заявлению сотрудника РКЦ Алексея Федорова,

«Методы квантовой защиты данных хорошо отработаны в лабораторных условиях, но при переносе их на существующую телекоммуникационную и криптографическую инфраструктуру возникает множество проблем, в частности, при использовании реальных городских линий связи. Нам удалось успешно решить одну из них – использование в одной сети двух разных методов кодирования информации».

Для улучшения защиты на разветвленной линии связи специалисты использовали шифрование информации при помощи квантовых ключей на «обычных» участках линий связи. На базе оптоволоконных сетей было создано 2 канала: длиной в 30 и 15 километров соответственно. На первом из участков данные кодировались с помощью поляризации фотонов, на втором – в их фазе. В ходе эксперимента скорость генерации квантовых ключей на первом участке составила 0,1 килобита в секунду, а скорость генерации секретного ключа, пригодного для шифрования – 0,02 килобита в секунду.

«Такой скорости генерации ключа достаточно для обновления ключей в существующих устройствах шифрования. В будущих экспериментах скорость генерации может быть увеличена. Применение двух методов кодирования в рамках одной сети позволяет использовать для обработки и шифрования данных уже существующие программные решения и платформы. Это избавляет банки и других пользователей квантовых сетей от необходимости разрабатывать новые продукты, а просто дает возможность встраивать квантовые каналы в уже существующую телекоммуникационную инфраструктуру».

Как Первый канал фальсифицирует материалы

Эта история рассказана студенткой МГУ на доверительных началах:

«Не будь эта история реальной, она казалась бы чересчур фантастичной. Очень прошу прочесть до конца, кратко изложить не получилось. Выводы, думаю, сделает каждый сам.
В декабре я гуляла в ГУМе с подругой. К нам подошла приятная на вид женщина и спросила, не хотим ли мы принять участие в опросе для Первого канала — лишь пара вопросов о русской культуре. Мы были в хорошем настроении, не торопились, решили поучаствовать.
Женщина повела нас на второй этаж торгового центра, где уже стояли две камеры и команда из 5 человек. На них была бело-синяя одежда, эмблемы Первого телеканала. Мы слегка засмущались, но нас заверили, что ничего сложного не будет, они готовят развлекательную программу про культуру, расслабьтесь, смейтесь и отвечайте в шутку.
Вопросов было около 30, женщина зачитывала их с листа. Они были разные: примитивные («Назовите произведение Толстого»), с подвохом («В какой руке Лермонтов держал шпагу на дуэли» — очевидно, ни в какой) и довольно сложные («Назовите членов «Могучей кучки» или «Где находится памятник Крылову»).
Мы ответили почти на все — может, за исключением пяти. Я спросила у оператора, где можно будет увидеть результат — он взял мой номер, сказал, что пришлет ссылку в WhatsApp (конечно, я её так и не получила).
На протяжении следующего месяца мы с подругой пытались найти «программу о культуре» на сайте Первого канала, но тщетно.
Я бы никогда не подумала, что всё выйдет так, как вышло. Наступил март, я на включенном обучении за пределами РФ. Вдруг пришло сообщение от подруги со ссылкой на youtube: «Наташ, ты у Соболева на канале!».
По ссылке я нашла видеоблог с названием «БЛОГЕРЫ У МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ» и не сразу поняла, какое я имею к этому отношение. Судя по тому, что говорит этот молодой человек — 9 марта была проведена конференция министра культуры РФ Владимира Ростиславовича Мединского с популярными видеоблогерами России. Обсуждалось, как можно заинтересовать молодежь в культуре и истории России. Видео с опросом было использовано как пример необразованности молодого поколения.
Далее Николай Соболев вставил отрывки этого видео в свой ролик, попытавшись замазать лица отвечающих. Имя, возраст, факультет — всё подписано. Лица узнаваемы.
Стоит отметить, что весь эпизод снят Николаем в уничижительной форме.
Думаю, каждый сам для себя решит, насколько оно оскорбительно, вот ссылка: https://www.youtube.com/watch?v=OFG8TbgIFPk&featu..
И да, у этого видео 1.8 миллионов (!) просмотров и 19 329 комментариев. Но это еще не всё.
Дома я решила найти в сети само видео опроса, которое было продемонстрировано на конференции у министра и которое частично использовал Николай. Нашла я его на Православие.Ru.
В видео опроса я отвечаю три раза:
Продолжаю первые строки из «Евгения Онегина»: вторая строка, которую я назвала правильно, вырезана, третью подзабыла, четвертую переделала в шутку.
На вопрос «Кто автор «Бесов?» я поразительным образом не смогла дать ответа, и только мычала и повторяла «Ой-ой, сейчас, эмм». Эта часть была вырезана и вставлена из другого ответа.
На третий вопрос «Продолжите фразу «Все семьи счастливы одинаково…» я дала верный, но неточный ответ, рассмеялась и сказала «как-то так». К слову, само начало этой фразы, использованное в вопросе журналиста, неточно повторяет оригинал Льва Николаевича. Этот эпизод был включен в видео, чтобы показать несерьезность отношения молодежи к культуре.
Многие, может быть, уже видели его в Фейсбуке — мужской голос за кадром задает несложные вопросы о русской культуре и истории, молодые люди на улице отвечают. Точнее, пытаются отвечать, показывая незнание «прописных истин». К сожалению, я была одной из опрошенных, и могу заверить: это монтаж.
Как оказалось, на сайте pravoslavie.ru также размещена целая статья главного редактора сайта епископа Егорьевского Тихона (Шевкунова), который принимал участие в конференции министра культуры с блогерами.
Сама статья удивительна, я только приведу несколько цитат и укажу ссылку.
«Интервью, которые вы видели, по нашей просьбе провели две известные телекомпании «Красный квадрат» и «Мастерская», чьи корреспонденты опрашивали студентов вузов и молодежь с высшим образованием. Представленное — отнюдь не выборка худших ответов».
«Готовя к публикации этот ролик, мы вначале хотели скрыть лица молодых людей. Но потом решили оставить все как есть».
«Происшедшему можно найти множество причин — от влияния интернета, непрофессионализма и нерадения чиновников-реформаторов до козней либералов и происков Запада. Можно очень убедительно разъяснить, почему все именно так произошло. Но суть дела от этого не изменится: наше поколение, совершенно очевидно, не исполнило своего долга по отношению к тем, кому мы передадим Россию, вот к этим ребятам с экрана».
Ссылка на статью с видео: http://www.pravoslavie.ru/101853.html
Видео опроса стало вирусным в Фейсбуке. Со страницы pravoslavie.ru им поделились 656 раз. Его опубликовал Рустем Адагамов — 1,3 тысячи лайков, 879 репостов. И 300+ комментариев, основная масса которых оскорбляет опрошенных молодых людей, включая меня. Сомнения это видео вызывает у меньшинства пользователей, остальные сразу же вешают ярлыки и унижают — при этом не всё поколение, а конкретных людей, дававших интервью. Мне довелось прочесть более 500 комментариев такого рода:
Смотреть тошно, дебилы…»
«Какое убожество!»
«Было мучительно стыдно наблюдать за этим позором. Как бы кто ни пытался выгородить эту хроническую тупость на оба полушария, оправдания такому низчайшему уровню культуры нет. Объяснение — есть, а оправдания нет и быть не может. Отобрать дипломы и аттестаты, вернуть в школы…. а потом расстрелять!»
«Абсолютный тупизм во всем и это печально, очень печально. Аморфная масса».
«Вырожденцы».
«Весело, с хохотком, «типа прикольнааа» и … не стыдно»
«Без истории, без племени, без мозгов…»
Согласно статье 152 ГК РФ о защите чести, достоинства и деловой репутации
1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.
9. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.
Закон РФ «О средствах массовой информации»:
Статья 51. Недопустимость злоупотребления правами журналиста
Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.
Почти 2 миллиона человек посмотрели видео Николая Соболева, прочитали статью епископа Егорьевского Тихона, поделились на своих страницах видео опроса, созданным с целью опорочить «отдельные категории граждан по признакам возраста» и порочащее честь и достоинство меня и других участников опроса.
Кем и как было смонтировано видео?
Как оно попало из архивов Первый канал (или телекомпаний «Красный квадрат» и «Мастерская», притворившимися Первым каналом) в Министерство культуры Российской Федерации?
Почему моя личная информация была распространена без моего согласия, и согласно какому закону видеоблогер Николай Соболев и pravoslavie.ru имеют право использовать и распространять это видео?
Думаю, суд разберется».

Космический план советников Трампа: на Луну, Марс и дальше

Поддержка приватизации провоцирует битву между аэрокосмическими подрядчиками и новым поколением предпринимателей в области технологий.

Согласно внутренним документам, полученным POLITICO, администрация Трампа имеет видение космической программы США, которое, помимо прочего, предусматривает «быструю и финансово доступную» программу возвращения на Луну к 2020 году, строительство частных космических станций и ориентирование миссии NASA на «широкомасштабную экономическую проработку космоса».

Новое руководство NASA, являющееся уже частью Администрации нового президента, представило свой «Общий план действий для Национального Аэрокосмического Агентства» в конце прошлого месяца.

Предложенная стратегия по раскручиванию новой индустрии основывается на опыте Трампа в бизнесе и на его обещании создавать рабочие места, и стала первым шагом Белого дома в поиске лидеров, способных руководить космическим агентством, и претворять в жизнь идеи новой Администрации.

Это в свою очередь положило начало борьбе между традиционными поставщиками услуг в области космоса и миллиардерами-технократами нового поколения, которые вложили огромные деньги в частные космические предприятия.

«Битва будет серьезной», — сказал бывший представитель Республиканской партии штата Пенсильвания Роберт Уокер, занимавшийся подготовкой космической стратегии для кампании Трампа и продолжающий участвовать в ее обсуждениях. «На кону — миллиарды долларов. Наконец-то это дошло до людей, когда уже всему космическому сообществу очевидно, что по-настоящему инновационные работы проводятся за пределами NASA».

Первым признаком того, что частные ракетостроительные фирмы (вроде SpaceX Илона Маска или Blue Origin Джефа Безоса) имеют превосходство в той гонке, которую советники Трампа называют «Старым Космосом» и «Новым Космосом», стало то, что Трамп провел встречу с Безосом и Маском, хотя известный венчурный инвестор Кремниевой долины Питер Тиль (доверенное лицо нового Президента) яро протестовал против использования NASA в целях помощи частной космической индустрии.

Согласно сообщению от 23 января, Чарльз Миллер, бывший служащий NASA, работавший на переходную команду Трампа и руководивший фирмой, занимающейся космическими грузоперевозками, пытается попасть в Белый дом в качестве заместителя администратора, и «разделяет цели и общее видение преобразования NASA с помощью коммерческого космического партнерства». Этот заместитель будет руководить повседневными операциями космической программы.

Трамп еще не назначил директора NASA, но документально подтверждено, что главный претендент — Джим Брайденстин, республиканец из Оклахомы и бывший пилот ВМФ, возглавлявший Музей авиации и Космоса Тулсы. «Держу за него кулаки», — пишет Миллер о кандидатуре Брайденстина в одном электронном письме. Ни Белый дом, ни Миллер не отреагировали на просьбы прокомментировать.

Близкий к Трампу бывший спикер Белого дома Ньют Гингрич, еще один проповедник коммерциализации космоса, также подталкивает Белый дом к более значительным усилиям по приватизации космических проектов США. «Значительная часть администрации Трампа стремится к куда более агрессивному, рисковому, соревновательному и предпринимательскому подходу к космосу», — заявил Гингрич в интервью. «А малочисленная, но все еще могущественная группировка представляет интересы Boeing и других дорогостоящих старых подрядчиков, которые выкачивают максимум денег при минимуме результата». «Ни одна программа NASA, проводимая бюрократами, не может ни рискнуть, ни принять неудачу, ни иметь кривую обучения, сравнимую с предпринимательским подходом», — добавляет Гингрич. «Задумайтесь о 500 провалах братьев Райт на протяжении 5 летних сезонов стоимостью $1 за каждый провал. И спросите, сколько денег и времени на это потребовалось бы NASA».

Более амбициозный план Администрации может включать в себя будущие посадки на Луну. Новая стратегия предполагает полет и высадку «американских астронавтов из новых космических компаний на частных космических кораблях на поверхность Луны к 2020 году, а также аппараты для посадки на поверхность Луны, предназначенные де-факто закрепить американские «права собственности» на Луне также к 2020 году».

Стратегия также предполагает сильную предрасположенность NASA именно к методам работы компаний, представляющих «Новый космос», хотя и оговаривается, что «мы должны дать Старому космосу справедливый и равноценный шанс доказать, что они не хуже остальных коммерческих предложений».

Еще одним направлением новой космической политики станет попытка приватизировать деятельность на околоземной орбите, то есть там, где работает большинство спутников и Международная космическая станция, или же «осуществить плавный переход, с низким уровнем риска, от станций, которыми владеет и управляет государство, к станциям, которыми владеет и управляет частный бизнес». «Это может стать самым масштабным и наиболее публичным проектом приватизации, который когда-либо реализовывался в Америке», — говорится в документе.

Передача большей части деятельности на околоземной орбите частному сектору (за исключением чисто военных и разведывательных спутников) – это главная составляющая того, что пытается протолкнуть на одобрение Трампу Роберт Уокер, ставший председателем Комитета по Науке в Белом доме.

В отличие от исследования глубокого космоса, которое, согласно предложенной стратегии, останется прерогативой государства, на околоземной орбите есть достаточно развитые технологии: частные космические станции на орбите, некоторое количество проектов по строительству группировок спутников, обеспечивающих глобальный интернет и связь, говорит Уокер, добавляя, что теперь он проводит консультации преимущественно для клиентов Нового космоса.

Но он также уверен, что потенциал для экономического развития в данной отрасли (от космического туризма до промышленных проектов, включающих производство фармацевтики и новых материалов) не может быть раскрыт до конца, пока инвесторы полагают, что им придется конкурировать с государством.
«Передайте околоземную орбиту коммерческому сектору», — советует Уокер. «Будущее NASA — это полеты в глубокий космос. Пусть Агентство возвращается к развитию технологий, которые будут более целенаправленно продвигать нас обратно на позиции первооткрывателей и исследователей, например, миссия на Марс. Нельзя выполнять задачи такого масштаба, используя двигатели на традиционном углеводородном топливе».

Предложения, которые сейчас рассматриваются новой Администрацией, также призывают к «инициативе космической индустриализации», при которой NASA, со своим ежегодным бюджетом в $19 миллиардов, будет «заново сфокусировано на широкомасштабном экономическом развитии космоса», — говорится дальше в резюме.

Моделью для новой роли NASA может быть Национальный консультативный комитет по аэронавтике. Речь идет, поясняет Уокер, о федеральном агентстве, которое было создано в 1915 году, на заре авиации, в целях поощрения и институционализации авиационных исследований.

«Новая стратегия NASA своим главным приоритетом установит экономический рост и естественное создание новых отраслей и новых рабочих мест в частном секторе, а не «исследования» и прочие эфемерные виды деятельности», — говорится в резюме к новому плану действий NASA. «Если всё сделать правильно, то это может привести к созданию космической экономики с оборотом, измеряемым триллионами долларов в год, где при этом будут доминировать Соединенные Штаты».

Но такой подход может вызвать столкновения между NASA и Конгрессом. «Очевидно, что существует очень явная заинтересованность в привлечении коммерческих подрядчиков, но, однако же, сохраняется большое желание сохранить программную непрерывность», — считает Энди Олдрин, директор Аэрокосмического Института Базза Олдрина во Флоридском Институте Технологий. «В какой-то момент эти две вещи перестанут сочетаться. В конце концов все упрется в лимиты финансирования, и придется выбирать».

Внутри самого NASA, сосредоточенного на полетах человека в космос, науке в области космоса и аэронавтике, может показаться, что их бюджеты при новой Администрации урезаны или перенаправлены. «Неопределенность плохо влияет на рабочую силу», — говорит Брендан Керри (вице-президент Washington operations для Space Foundation, образовательной организации, члены которой включают в себя всевозможные космические фирмы).

«Чем раньше мы узнаем, каков именно план от Администрации Трампа, тем легче Конгресс сможет к нему приспособиться, и космическая индустрия начнет двигаться вперед», — сказал Керри.

На самом деле, куда большее сражение за стратегию космического агентства может разразиться на Капитолийском холме. Адептам нового курса будет достаточно трудно убедить скептически настроенных законодателей, обеспокоенных потерей рабочих мест у подрядчиков NASA в своих округах. И это еще не говоря о поиске дополнительных федеральных денег, которые могут понадобиться для установления деловых отношений с частными космическими компаниями.

Лори Гарвер, работавшая заместителем администратора NASA во время Администрации Обамы, прогнозирует общее сопротивление со стороны Конгресса, несмотря на потенциально значительные экономические выгоды активной роли государства в приватизации космоса.
«У нас была новая Администрация, которая желала двигаться в данном направлении, но мы были замедлены и добились совсем небольшого прогресса», — говорит Гарвер в интервью.
И хотя существует весомый аргумент, что приватизация создаст новые рабочие места, «они не хотят поддержать проект, потому что не уверены, где эти рабочие места будут созданы», — добавляет Гарвер.

Горький привкус потенциальной космической войны удалось ощутить благодаря сражениям между SpaceX и United Launch Alliance (совместным предприятием Lockheed Martin и Boeing) за более выгодные контракты на запуск военных спутников на орбиту.
Мощные покровители Boeing, такие как сенатор Ричард Шелби из Алабамы и Дик Дурбин из Иллинойса, столкнулись с теми, кто поддерживает SpaceX, например, сенатором Джоном МакКейном из Аризоны и, в конце концов, SpaceX выиграла судебную тяжбу, локтями расчистив себе путь на рынок военных заказов.

Для Олдрина, чей отец Базз стал вторым человеком, оказавшимся на Луне, государственная космическая программа — это перекресток. Он считает, что частные инвестиции в космос не только приносят экономические выгоды, но и могут помочь NASA заново оживить свою программу по полетам человека в космос, которая застыла после ухода на пенсию шаттлов в 2011 году.
Олдрин заявляет: «Мы можем направлять больше инвестиций в коммерческие рынки, чтобы обеспечить более прочную основу для того, чего NASA хотело бы достичь в области исследования человеком космоса. Мы должны понять, какие отношения могут сложиться между этими двумя составляющими. Крепкая рыночная экономика на околоземной орбите может стать действительно прочной основой для полетов на Марс и основания там колонии».

Ученые создали двусторонний нейрокомпьютерный интерфейс

Исследователям из Университета Женевы удалось передать ощущения из протезированной конечности обратно в мозг. Оказалось, что, помимо возможности создавать искусственное чувство движения, обучение этому происходит очень быстро. Статья опубликована в журнале Neuron.

Ученые создают нейрокомпьютерные интерфейсы с 70-х годов, основная область их применения — протезирование парализованных людей и пациентов с ампутациями. Протезированная конечность управляется напрямую мозгом посредством прочтения (например, вживленными электродами) нейронной активности и последующей ее декодировки. Однако отсутствие сенсорной обратной связи (помимо визуального наблюдения) ограничивает точность и аккуратность движений, так как ощущение движения в большей степени основано на проприоцепции (мышечном чувстве положения частей тела относительно друг друга и в пространстве), а не на зрении.

Группа профессора нейронаук Даниэля Юбера использует неинвазивную технологию двухфотонной микроскопии для считывания активности сотен нейронов с клеточным разрешением. «Мы хотели проверить, смогут ли мыши научиться контролировать нейропротез, используя только искусственную сенсорную обратную связь, — объясняет первый автор работы Марио Прша. — Используя методы нейровизуализации в моторной коре, мы узнавали, когда в мозге мыши активировались определенные нейроны, и пропорционально степени их активности стимулировали нейроны в сенсорной коре». Грызун получал вознаграждение за каждую превышающую порог активацию и после 20 минут обучения становился способен чаще вызывать соответствующую нейронную активность.

Полученные результаты свидетельствуют, что искусственное ощущение было не только воспринято, но и успешно интегрировано как обратная связь движения протеза. Ученые считают, что двусторонняя связь была так быстро усвоена, потому что, по-видимому, вовлекает основополагающие мозговые функции. Чувство положения членов тела является автоматическим и естественным и вполне возможно порождается базовыми нейронными цепями. Подобные двусторонние интерфейсы в будущем смогут позволить ощущать прикосновение к протезам и чувствовать необходимую силу для хватания объектов.

Современные методы также позволили сделать еще одно важное наблюдение. «Мы обнаружили, что животное активирует только один нейрон для контролирования движения протеза, не используя соседние, — добавляет Юбер. — Это очень интересное открытие, так как оно показывает, что мозг может фокусироваться на активности отдельного нейрона». Это позволит не только разработать более точные методы декодировки, но и глубже понять фундаментальные механизмы работы мозга.

Как интернет оказался под колпаком ФСБ

Спецслужбы пришли в интернет в 1990-е. Все российские операторы связи и интернет-провайдеры обязаны были установить «черные ящики» — СОРМ-2 — и подключить их через проложенный кабель к региональным управлениям ФСБ. О том, как впервые стало известно о планах спецслужб следить за интернетом и как интернет-индустрия пыталась этому сопротивляться, — в главе новой книги Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Битва за рунет».

Летом 1998 года хрупкая и миниатюрная Вика Егорова работала редактором небольшого специализированного журнала. Ее всегда интересовала математика, поэтому она окончила престижный Московский инженерно-физический институт. Сменив несколько контор, она в конце концов пришла в редакцию журнала «Мир карточек», который писал о банковских технологиях. Тираж был невелик, а Вику не очень увлекали карточки, но она интересовалась криптографией и вскоре обзавелась хорошими контактами в криптотусовке.

В июне ей позвонил один из ее новых знакомых, работавший в небольшой компании, занимающейся защитой информации. Вика знала, что весь бизнес в этой сфере связан с ФАПСИ, созданным по образцу Агентства национальной безопасности США (NSA). Тогда ФАПСИ находилось в состоянии войны с ФСБ — самой могущественной российской спецслужбой. Они конкурировали за влияние, ресурсы, а особенно за контроль над таким прибыльным бизнесом, как средства шифрования, которые банки могли купить только с одобрения спецслужб.

Знакомый Егоровой пообещал ей интересную информацию о технологиях для кредитных карт, и 10 июня она приехала к нему на встречу. Он передал ей пачку бумаг, но, когда Егорова начала читать первую страницу, она увидела, что документ не имеет никакого отношения к кредитным картам. Это был проект какого-то документа, в верхней части страницы значилось «согласовано», но подписей, включая подпись замдиректора ФСБ, не было.

Проект документа требовал от всех интернет-провайдеров страны установить на своих линиях специальные устройства, «черные ящики», которые соединят их с ФСБ.

Это должно было позволить спецслужбе тайно перехватывать всю электронную почту, которая в 1998 году была основным средством коммуникации в интернете. «Черный ящик» назывался СОРМ. В документе говорилось, что СОРМ является «системой технических средств по обеспечению оперативно-разыскных мероприятий» на сетях документальной электросвязи. Попросту говоря, речь шла о слежке в интернете.

«Делайте с этим что хотите», — сказал Егоровой источник. Она могла отнести документ в редакцию собственного журнала или же передать в «Компьютерру» — другому популярному среди российских программистов еженедельнику. Егорова понимала, что имела дело с намеренной утечкой информации, вероятнее всего, из ФАПСИ, в чьих интересах было засветить планы ФСБ по установлению слежки в рунете.

Егорова не могла решить, что предпринять. Но что-то делать было надо, причем быстро. Она позвонила своему редактору — тот был в отъезде. Позвонила знакомому из «Компьютерры», но того тоже не оказалось в Москве. Вика понимала, что утечка планов ФСБ установить электронную слежку за интернетом — политическая история, но не понимала, как с ней поступить. Тут она вспомнила об Анатолии Левенчуке. Она видела его лишь однажды, несколько месяцев назад, и он понравился ей напористой и экспрессивной манерой общения. Возможно, он знает, что делать с такой информацией.

Левенчук, которому к тому времени исполнилось сорок, был известным человеком в рунете и считался авторитетным экспертом по фондовому рынку. Левенчук был убежденным либертарианцем. Он верил в свободный рынок и в то, что экономика должна существовать с минимальным вмешательством государства. Он даже пытался запустить политическую партию для продвижения либертарианства, но не нашел широкой поддержки. Идеи свободного рынка и уменьшения роли государства медленно приживались в российском обществе, и Левенчук считал, что должен распространять их, в том числе с помощью интернета. В 1994 году он запустил «Либертариум.ру», сайт о технологиях свободы в цифровом будущем, который превратился в важный источник информации о либертариантстве, а заодно и в стартовую площадку для запуска различных публичных кампаний.

Левенчука часто приглашали выступать, и каждый раз, когда ему давали слово, он начинал ходить по сцене, размахивал руками и громко говорил с хорошо узнаваемым ростовским выговором, более экспрессивным, чем нейтральная московская манера речи.

Егорова позвонила Левенчуку домой. Она сказала, что у нее к нему серьезный разговор, и он тут же предложил встретиться. «Посмотрите, — сказала она, передавая бумаги. — Похоже на слив, но я понятия не имею, что с ними делать. Может быть, вы знаете». Ей пришлось потратить немало времени, чтобы убедить его прочитать документ: Левенчук был слишком занят собственной борьбой с ФАПСИ, пытающейся в это время засекретить данные об операциях на фондовом рынке. Левенчук считал открытость необходимым условием успешного функционирования свободного рынка. Но когда Егорова повторила, что ее информация — это, возможно, утечка из ФАПСИ, Левенчук заинтересовался.

Он прочитал документ и мгновенно принял решение. Он понял, что речь идет о предоставлении ФСБ неограниченных полномочий для прослушки в интернете. Несмотря на то что для перехвата информации спецслужба должна была получить ордер в суде, показывать этот ордер никому было не нужно, даже интернет-провайдеру.

Провайдеры не могли потребовать предъявить судебный ордер, потому что у них не было доступа к государственной тайне. Зато провайдеры были обязаны закупать и устанавливать «черные ящики» СОРМ, причем за свой счет.

СОРМ был чем-то вроде «бэкдора» — встроенной программы для получения тайного доступа к данным, передаваемым пользователями, черным ходом в рунет, который собирались открыть спецслужбы, но платить за который должны были провайдеры.

Левенчук с Егоровой поехали в его тесную трехкомнатную квартиру в Кузьминках, на юге-востоке Москвы. На кухне стоял компьютер и сканер. Они сразу отсканировали документ. На следующий день, 11 июня 1998 года, проект об обязательной установке СОРМ появился в сети — на сайте «Либертариума».

Люди, слившие Егоровой эту информацию, вряд ли ожидали такого поворота событий. Егорова думала, что их план был передать через нее документ редактору, чтобы тот поставил заметку в специализированном журнале. Возможно, люди из ФАПСИ хотели произвести лишь предупредительный выстрел, который дал бы понять ФСБ, что конкурирующая спецслужба в курсе того, что они делают.

Но документ про СОРМ попал в руки Левенчука, который давно боролся за открытость и не собирался упускать такой шанс. Разместив документ на сайте, он не слишком рассчитывал предотвратить внедрение СОРМ. «Я прекрасно понимал, с кем имею дело: если спецслужбы говорили, что собираются что-то сделать, ничто не могло их остановить, — вспоминает Левенчук. — Мне было интересно другое. Первое: будут ли они говорить правду. И второе: будут ли они работать по правилам, будут ли выполнять требование о получения судебного ордера».

На этом Левенчук не остановился. Он развернул целую кампанию по привлечению общественного внимания к проблеме. Он обзвонил знакомых журналистов и начал сбор подписей против СОРМ, вышел на крупных телеоператоров, с руководством которых был знаком. Он собрал и разместил у себя на сайте вопросы, которые провайдеры могли задать сотрудникам ФСБ, когда те придут устанавливать СОРМ. Опубликовал комментарии некоторых провайдеров — правда, анонимно. Все были возмущены, но не столько самим фактом появления электронной слежки в интернете, сколько тем, что придется за это платить.

«ПОЛНАЯ ПЕРВОБЫТНО-ПЕЩЕРНАЯ дикость, — было написано в одном из отзывов. — Все им подавай и на всех. И за наш же счет. Если они хотят отработать ту зарплату, которую, кстати, мы же им, дармоедам, и платим, ПУСТЬ САМИ РАБОТАЮТ, бесплатно, по выходным, вагоны пусть разгружают, а на вырученные деньги пусть купят себе любое оборудование, вплоть до спутников. И ЭТО БУДЕТ ПРАВИЛЬНО. А то так мы скоро друг друга по их приказу начнем расстреливать и хоронить за свой же счет».

Левенчук раздавал интервью и писал статьи, и вскоре о «черных ящиках» узнали не только в России, но в мире. Несколько провайдеров воспользовались его списком вопросов, попытавшись затормозить внедрение «черных ящиков».

Но это не стало массовой практикой, и Левенчук столкнулся с тем, чего совсем не ожидал: индустрия не думала сопротивляться.

«Все закончилось достаточно печально, — говорит он. — Да, год я выиграл. Но это никому счастья не принесло. Провайдеры вместо того, чтобы упереться и показать, что все идут на фиг, сдались». Среди тех, кто позволил установить на свои линии «черные ящики», были и пионеры российского интернета «Демос» и «Релком».

Левенчуку несколько раз передавали «приветы» из спецслужб, обещая, что его действия ему с рук не сойдут. Но напрямую на него не выходили. Ни Кремль, ни спецслужбы так и не вступили в публичную дискуссию о СОРМ.

В 1998 году еще не было социальных сетей, интернет в основном состоял из сайтов и электронной почты. Но сеть уже изменила правила публичных дискуссий. В отличие от традиционных СМИ — газет, радио, телевидения, — здесь существовала настоящая обратная связь. Популярность чатов и форумов росла, и на сайте Левенчука появлялось все больше вопросов о «черных ящиках» и комментариев.

СОРМ не был чем-то принципиально новым: первое поколение этой технологии было внедрено для прослушки обычных телефонов и получило известность как СОРМ-1. В 1990-е, когда спецслужбы пришли в интернет и научились перехватывать электронную переписку и интернет-трафик, появился СОРМ-2, с ним и боролся Левенчук. Позже появится третье поколение — СОРМ-3, которое может работать со всеми телекоммуникационными сервисами сразу.

Все российские операторы связи и интернет-провайдеры обязаны были установить «черные ящики» (размером примерно с видеомагнитофон, чтобы влезали в стандартную телекоммуникационную стойку) и подключить их через проложенный кабель к региональным управлениям ФСБ.

В результате спецслужбы получили возможность прослушивать любого, кто сделал звонок или пользовался электронной почтой на территории России.

Эта система прослушки значительно расширила возможности спецслужб, над которыми, в свою очередь, не было никакого внешнего контроля. ФСБ и другие агентства никогда не стеснялись вмешиваться в политику, используя слежку и перехват. Левенчук это прекрасно понимал. «Сегодня телефонные операторы не получают лицензии, если они не обеспечивают возможность тайного подслушивания со стороны силовых ведомств… Большинство телефонного «компромата», публикуемого в прессе, — результат действия этой системы», — писал он тогда. Появление СОРМ в интернете могло вывести войну компроматов на новый уровень. Любое неверное движение, будь то связь с криминалом, получение взятки или сексуальные контакты, будет фиксироваться и может быть продано. Если раньше компромат собирали на конкурентов, неугодных журналистов или заартачившегося чиновника, то теперь СОРМ дал ФСБ возможность бесконтрольно собирать информацию практически на любого, у кого есть доступ в интернет.

Кремниевая долина одержима идеей компьютерной симуляции Вселенной

Как пишет Vanity Fair, за последний год одной из самых обсуждаемых тем в Кремниевой долине были не часы Apple Watch, не дорогущие и крутые дроны компании DJI и даже не высокотехнологичные беспилотные автомобили компании Uber. Вместо этого боссы самых больших технологических компаний на полном серьезе обсуждали вопрос о том, является ли наше существование как человеческого вида на самом деле компьютерным алгоритмом и не живем ли мы в компьютерной симуляции.

Нет, это не та история, где кто-то перепил и начал нести ахинею о том, что его похищали зеленые человечки или вроде того. Вопрос обсуждается на полном серьезе. С привлечением самых светлейших умов.

Еще в 2014 году на мероприятии New Establishment Summit Элон Маск выразил вероятность того, что на самом деле это мероприятие не настоящее, а является очень продвинутой высокотехнологичной компьютерной симуляцией. После нервного смеха некоторых из гостей аудитории Маск сделал паузу и кратко подытожил, что на самом деле «шанс на то, что все, что нас окружает, является реальностью — 1 из 1 миллиарда».

Первоначальным автором теории о том, что все мы живем в компьютерной симуляции, является не Маск, Альтман и другие выдающиеся личности Кремниевой долины. На самом деле она имеет академические корни. Впервые она была представлена в 2003 году Ником Бостромом, профессором кафедры философии Оксфордского университета и директором Института Будущего человечества, который написал целую научную работу по этому вопросу, ставшую даже в определенных кругах настоящей библией. В работе, носящей название «Живете ли вы компьютерной симуляции?», заявляется, что все люди представляют собой некую цифровую программу, или даже куклу, в некоей гиперпродвинутой версии игры The Sims. Согласно этой гипотезе, благодаря быстрому развитию и совершенствованию технологий мы научились строить мощные машины, способные создавать симуляции наших предков. И если это так, то как мы можем быть уверенными в том, что сами не являемся цифровыми созданиями наших потомков?

«Если посмотреть на это с такой точки зрения, то это вполне возможно. Логичнее было бы предположить, что мы являемся лишь одной из симулированных компьютерных моделей, созданных более продвинутыми умами, чем одним из уникальных биологических видов».

Разумеется, далеко не все соглашаются с такой точкой зрения и даже не верят в удаленную возможность такого сценария. Например, Джон Маркофф, лауреат Пулитцеровской премии, научный колумнист газеты New York Times и автор «Машин благодати и любви», книги о пределах возможностей роботов и искусственного интеллекта, считает, что мы точно не живем в компьютерной симуляции. Вместо этого Маркофф считает, что вся эта возня вокруг идей о компьютерной симуляции является наглядным примером того, как в технологической индустрии лихорадочно нарастает одержимость концептами.

«Я голос скептицизма. Я не думаю, что существует хотя бы крупица доказательств того, что мы живем внутри симуляции. Это тест Роршаха. Это из той же оперы, что и сингулярность», — говорит Маркофф, делая отсылку на мнение о том, что компьютерный сверхинтеллект сможет изменить человечество настолько, что это бросит вызов самой биологии.

Но Маркофф прекрасно понимает, что не все люди видят это так, как видит это он:

«Это уже по сути превращается в новую форму религии, появившейся в Долине».

Данная теория, несмотря на то что очень часто выглядит как концепция, притянутая прямиком из фильма «Матрица», тем не менее, поддерживается многими видными представителями технологической индустрии. И стоит отметить, что это далеко не случайно. Голливуд, в конце концов, уже многие десятилетия пытается выразить идею симуляции в своих фильмах. «Мир на проводе», «Мозговой штурм», «Начало», вся трилогия «Матрицы», «Вспомнить все» и многие другие аналогичные киноленты так или иначе пытались визуально показать нам то, как эта теория может работать. Справедливости ради стоит также отметить, что большинство технологий, которыми мы пользуемся ежедневно в современном мире, впервые были представлены именно писателями и создателями научной фантастики много лет назад. В число этих технологий в том числе входят смартфоны, планшеты и даже «Твиттер».

И все же основной целью преподнесения этих идей является развлечение: фильм рано или поздно заканчивается, мы покидаем, казалось бы, реальный кинотеатр и возвращаемся к нашим реальным и, казалось бы, несимулированным жизням. Удивляет здесь больше то, что выдуманные идеи слишком быстро перерастают в нечто большее и начинают на полном серьезе восприниматься в той же Долине как нечто реальное. В этом особом закрытом мире создающихся и развивающихся технологий иногда очень сложно уловить ту грань, при который ты точно понимаешь – шутит ли стоящий перед тобой человек или нет.

В любом случае обсуждаемая идея уже плавно перетекает из комнат с закрытыми дверями и исследовательских лабораторий в мейнстрим. Нил Деграсс Тайсон, астрофизик и директор планетария Хейдена в Американском музее естественной истории на Манхэттене вел в этом году двухчасовую конференцию на обсуждаемую сегодня тему. В рамках конференции, получившей название «Является ли Вселенная симуляцией?» Тайсон поделился с собравшейся аудиторией о том, что верит в наличие 50-процентного шанса на то, что все мы в настоящий момент живем в компьютерной модели. Правильнее даже сказать не живем, а представлены в виде строчек кода, хранящегося на каком-то удаленном сервере.

«Я думаю, такая вероятность может быть велика», — отметил Тайсон.

На проведенной конференции присутствовали весьма видные ученые из Массачусетского технологического института, Гарварда, Нью-Йоркского университета, и все они предложили свои точки зрения на эту тему, постаравшись объяснить, почему мы можем являться или не являться живыми компьютерными программами.

«Даже если попытаться, то убедительных доказательств того, что мы находимся не в симуляции, вы не найдете», — говорит Дэвид Чалмерс, профессор кафедры философии Нью-Йоркского университета.

«А все потому, что любые найденные доказательства тоже будут частью симуляции».

matrix-2

Примером желания понять, «насколько глубока эта кроличья нора», служит та скорость, с которой в Кремниевой долине принимаются новые идеи. Джон Маркофф, охватывающий тему искусственного интеллекта, уже не один десяток лет говорит, что всего пару лет назад всего несколько предприимчивых капиталистов были серьезно заинтересованы в исследованиях ИИ. И только сейчас эта тема стала настолько популярной, что в нее стали вкладывать сотни миллионов долларов. Согласно некоторым аналитикам, только за ближайший год на Западе появилось более 40 стартапов, занимающихся разработкой технологий искусственного интеллекта. Цифры поражают, особенно если учитывать, что за весь период с 2011 и до начала 2016 года набиралась от силы половина из этих цифр. Аналогичный бум мы можем наблюдать и в сфере дополненной реальности. Произошло это в большей степени на фоне беспрецедентной популярности игры Pokémon GO. Инвесторы всего за несколько месяцев вкладывают миллиарды долларов в новые компании, обещающие создать следующее поколение приложений с такой же отдачей. Возможно, на каком-то уровне идея симуляции тоже является той самой формой одержимости.

Тем не менее на фоне всего остального мысли Элона Маска кажутся наиболее убедительными в этом отношении. Ранее в этом году на конференции Recode Code Conference он постарался объяснить, почему пришел к выводу о том, что все мы можем жить внутри машины.

«Сильнейший аргумент в пользу того, что мы живем в компьютерной симуляции, заключен в следующем: 40 лет назад мы создали Pong. Игру с двумя прямоугольниками и точкой. 40 лет спустя мы имеем фотореалистичные 3D-игры, в которые одновременно играют миллионы человек. Если принять во внимание ту скорость, с какой развиваются игры, то рано или поздно эти игры станут полностью неотличимы от реальности. Учитывая это, несмотря на все безумство, можно сделать вывод, что шанс на то, что мы находимся в той самой «понговской» базовой версии реальности, – один из миллиарда».

Конечно же, есть вероятность, что все эти разговоры являются простой затянувшейся шуткой. Но судя по тому, что люди говорят и как они это говорят, становится понятно, что некоторые действительно верят в то, что они говорят.

Биохакинг — модное веяние или технология будущего

Вживлённый в руку чип, открывающий дверь и показывающий температуру тела. Кажется, что это фантастика. Однако электронные имплантаты уже стали реальностью, а новое движение биохакеров строит на них амбициозные планы. В этой статье расскажем, какие имплантаты уже существуют, в каких сферах используются и безопасно ли их вживление.

Для чего вживляют микрочипы

Тим Шанк  уверен, что никогда не забудет ключи от входной двери. Почему? Потому что они находятся внутри его тела.

Тим Шанк, президент футуристического сообщества TwinCities+ из Миннеаполиса, вживил в руку чип, открывающий электронный замок на входной двери. Такой же ключ есть и у его жены.

Выходя из дома, вы мысленно проверяете несколько вещей, например кошелёк или ключи. Когда отпадает необходимость в проверке чего-то из этого списка, вы чувствуете, как освобождается мысленное пространство.

Тим Шанк

У Шанка есть несколько чипов в руках, включая датчик NFC, вроде тех, что используются для бесконтактных платежей. Датчик Тима хранит виртуальную визитку с контактами TwinCities+.

«Если у человека смартфон на Android, я могу просто дотронуться до его устройства рукой, а именно тем местом, где вживлён чип, и он отправит информацию на телефон», — рассказывает Тим. В прошлом у него также был чип с данными его электронного кошелька.

Шанк — один из многих биохакеров, вживляющих в тело различные электронные устройства: от микрочипов до магнитов.

Некоторые биохакеры имплантируют себе чипы в качестве экспериментального арт-проекта, у других имеются проблемы со здоровьем, поэтому они используют имплантаты для того, чтобы улучшить качество жизни.

Ещё одна причина для вживления чипов — расширение возможностей человеческого восприятия. Например, Шанк экспериментировал с портативным дистанционным сенсором, который запускал вибрацию магнита, вживлённого в его руку. Механизм работы схож с работой гидролокатора. С помощью такого чипа можно понять, насколько далеко от него находятся препятствия. Кроме того, Тим рассматривает возможность установить чип, который будет отслеживать температуру его тела.

Но далеко не все биохакеры настолько амбициозны. Для некоторых вживлённая микросхема — это просто удобный способ хранить данные или открывать дверь.

Опасно ли это для здоровья

До сих пор неизвестно, какой риск для здоровья представляют имплантаты в долгосрочной перспективе. Но многие биохакеры считают, что если всё сделать правильно, вживлённый чип угрожает здоровью не больше, чем пирсинг или татуировка.

Часто операции по вживлению микрочипов проходят именно в пирсинг-салонах, потому что у мастеров есть все необходимые навыки и оборудование для безопасной и почти безболезненной модификации тела.

«Когда вы говорите о том, чтобы вживлять что-то в своё тело, на самом деле это даже безопаснее, чем тот же пирсинг», — утверждает Амал Граафстра, основатель компании Dangerous Things, поставляющей продукцию для биохакинга.

Свой первый чип Амал Граафстра имплантировал в руку в 2005 году. Это было устройство для открытия двери без ключа. С годами появилось больше производителей микрочипов, как и биохакеров, желающих вставить имплантаты. Тогда Граафстра создал компанию Dangerous Things, главной целью которой было обеспечение безопасности процедур по вживлению микросхем.

«Я подумал, может быть, пришло время превратить это в бизнес и обезопасить людей при вживлении чипов», — рассказывает он.

Его компания работает с сетью пирсеров и снимает онлайн-инструкции и видео для мастеров, которые хотят присоединиться к движению биохакеров.

Будущее электронных имплантатов

Сейчас электронные имплантаты позволяют подтверждать личность носителя и открывать двери. Как считает Граафстра, следующее поколение чипов будет иметь достаточно криптографической мощности, чтобы безопасно работать с банковскими терминалами.

Технологии уже существуют. Мы можем связываться с платёжными терминалами, но у нас нет разрешения от банков и таких компаний, как MasterCard, чтобы действительно работать с ними.

Амал Граафстра

Оплата товаров с помощью вживлённого чипа может показаться странным для обычных потребителей и рискованным для банков, но Граафстра считает, что когда-нибудь это распространится повсеместно.

Он приводит в пример исследование Криса Гриффита Implants To Aid Payment With A Wave Of The Hand, проведённое компанией Visa в 2015 году. Оказалось, что 25% австралийцев как минимум заинтересованы возможностью оплачивать товары чипом, имплантированным в тело.

«Люди думают об этом, — говорит Граафстра. — Просто нужно довести дело до конца».

Биохакинг для красоты

Другая технология имплантирования больше сосредоточена на эстетической составляющей. Биохакинговая компания Grindhouse Wetware из Питтсбурга предлагает вживление светодиодов в форме звезды — украшение под названием «Полярная звезда» (Northstar).

биохакинг northstar
«Полярная звезда»

На выпуск этого украшения создателей вдохновили огни устройства под названием «Циркадия» (Circadia). Этот девайс в 2013 году имплантировал себе основатель Grindhouse Wetware Тим Кэннон (Tim Cannon). Биометрический сенсор автоматически отсылал показания температуры тела Кэннона на его смартфон и при этом светился за счёт нескольких светодиодов. В отличие от «Циркадии», у «Полярной звезды» нет полезных функций. Устройство создано исключительно для красоты и напоминает природную люминесценцию.

«Конкретно это устройство несёт только эстетическую функцию, — говорит пресс-секретарь Grindhouse Райан О’Шеа. — Оно может подсвечивать татуировки, использоваться в интерпретационном танце с жестами и мимикой или в других видах искусства».

Свет включается посредством магнитов, вживлённых в кончики пальцев. Это, кстати, ещё один распространенный имплантат. Биохакеры считают, что маленькие магниты позволяют чувствовать электромагнитное поле и выявлять проблемы с электричеством, например неисправную проводку.

Также магниты в кончиках пальцев притягивают небольшие металлические предметы, например скрепки для бумаги или крышки от бутылок. С такими имплантатами можно запросто почувствовать себя мутантом Магнето из вселенной Marvel. К счастью, они не настолько сильные, чтобы обманывать металлодетекторы, стирать жёсткие диски или мешать проведению МРТ.

биохакинг Магнето
Giphy.com

«Большинство клиентов, вживляющих „Полярную звезду“, также имплантируют магниты, — говорит Зак Ватсон (Zack Watson), пирсер, вставляющий имплантаты. — Установка магнитов — это как маленький шажок навстречу сообществу биохакеров. Это делают для того, чтобы изменить своё тело и ощущать магнитное поле».

Согласно мнению О’Шеа, второе поколение «Полярной звезды» будет включать Bluetooth-передатчик и датчики распознавания жестов, что позволит управлять смартфоном и пользоваться интернетом. Но это не единственная причина, по которой люди с имплантатами будут обновлять свои устройства. Батарея микрочипа, как и любого другого электронного устройства, со временем садится.

«Когда выключается кардиостимулятор, делают операцию по его замене, — говорит О’Шеа. — То же самое нужно делать и с „Полярной звездой“. К счастью для пользователей, опытный пирсер может заменить устройство всего за 15 минут».

На руке делается небольшой разрез, кожа приподнимается, вставляется устройство, а затем кожа сшивается сверху.

«Если устройство было имплантировано правильно, остаётся совсем небольшой шрам», — утверждает Ватсон.

Сам он вживил в руку магнит, с помощью которого показывает небольшие домашние фокусы и поднимает иглы во время работы. Но это не единственный его имплантат — RFID-чип в руке позволяет ему разблокировать телефон и автоматически загружать фотографии в Instagram.

«В моем телефоне есть считывающее устройство, и вы можете использовать его для сканирования моей руки, — говорит Ватсон. — Это крутой способ показать свою работу».

Биохакинг в медицинских целях

Компания Grindhouse работает над улучшенной версией «Циркадии» — устройства, которое показывает температуру тела. Кэннон утверждает, что в будущем «Циркадия» будет отслеживать и другие показатели жизнедеятельности, например количество кислорода в крови, частоту сердечных сокращений и уровень сахара.

Он признаёт, что это может создать определённые сложности для компании. С такими функциями «Циркадия» станет ближе к медицинским устройствам, а они контролируются Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration, FDA).

Grindhouse не первая компания, предлагающая отслеживать уровень сахара в крови с помощью вживлённых устройств. Например, существует искусственная система поджелудочной железы (Open Artificial Pancreas System), которая позволяет диабетикам создать автоматический инструмент для управления уровнем сахара в крови. Система включает одноплатный микрокомпьютер Raspberry Pi, подключенный к инсулиновой помпе и монитору глюкозы.

Ещё один пример применения биохакинга для решения проблем со здоровьем — история художника Нила Харбиссона, страдающего дальтонизмом. Он использует имплантированную антенну, которая переводит цвета в звуковой эквивалент.

О’Шеа говорит, что Grindhouse в целом не против контроля. Компания уже проводит обширные исследования, чтобы убедиться, что их продукция безопасна и не ломается в теле даже после физических травм. Grindhouse только приветствует меры по регулированию, которые помогут уберечь людей от имплантирования токсичных и опасных электронных устройств.

Чего компании точно не хочется, так это установки полноценных мер регулирования, применяемых к медицинскому оборудованию, по отношению к вживляемым чипам вроде «Циркадии». Строгие меры регулирования не дадут развиваться стартапам и биохакерам и сделают устройства невероятно дорогими и недоступными большинству потенциальных пользователей.

«Проблема регулирования со стороны FDA не только в том, что это потребует много денег и времени от компаний, которые к этому не готовы, но и в создании определённых ограничений для пользователей, — говорит О’Шеа. — Мы хотим, чтобы имплантаты были доступны большему количеству людей по низкой цене, чтобы не было людей, которые не смогут использовать эти технологии».

Но пока имплантаты не попали под влияние регулирующих органов, хакеры ищут различные способы использовать эти устройства.

Биохакинг в искусстве

Один из биохакеров, использующих имплантаты в своём творчестве, — художник, танцовщица и самопровозглашённый киборг Мун Рибас. Подключённый к интернету имплантат в её руке сообщает Мун о действующих землетрясениях, а она использует эту информацию для своей танцевальной практики. Если нет землетрясений, она не танцует.

Она надеется вживить дополнительные, более точные имплантаты, обеспечивающие связь с континентом, на котором происходит землетрясение, а, может быть, и сообщающие о землетрясениях на Луне.

«Это позволит мне находиться здесь и в то же время быть в космосе», — говорит Мун.

Рибас также работает над коммерческим имплантатом, который будет вибрировать, когда его владелец повернётся лицом на север. В перспективе это поможет развить у человека чувство направления, характерное для некоторых животных.

По сравнению с имплантатом Тима Шанка, просто отпирающим дверь, это довольно амбициозные планы. «Я люблю всё, что связано с природой, космосом или животными, — говорит Мун. — У каждого есть свои интересы. Возможность просто открывать дверь с помощью имплантата не интересует меня так сильно».

Итак, биохакинг постепенно проникает в разные сферы деятельности, но нельзя с уверенностью сказать, займут ли имплантанты прочное место в нашей жизни или будут забыты, как очередное модное веяние.

Есть ли будущее у биохакинга в России? Вы хотели бы вставить себе электронный имплантат?

Команда экспертов объявила об основании «космической нации» Asgardia

Ради развития технологий космонавтики, защиты Земли от внешних угроз и мира на всей планете группа ученых, конструкторов и юристов предложила проект Asgardia – «первого космического государства» в истории человечества.

На организованной в Париже пресс-конференции выступил Игорь Ашурбейли – бывший руководитель холдинга «Алмаз-Антей», один из разработчиков единой системы воздушно-космической обороны России и основатель Международного аэрокосмического исследовательского центра (Aerospace International Research Center, AIRC).

Именно под эгидой этой организации и стартовала работа над проектом Asgardia, созданием «космического государства», жители которого смогут свободно и мирно сосуществовать за пределами Земли – как скандинавские боги Асгарда, в честь которого и названа будущая «страна», свободная от ограничений земных законов. «Научные и технологические компоненты проекта можно объяснить в трех словах, –сказал Ашурбейли. – Мир, свободный доступ и защита».

Первой ласточкой проекта Asgardia стал веб-сайт, предлагающий каждому желающему стать гражданином будущего государства (не теряя и своего основного гражданства). Настоящее же основание запланировано на будущий год, с запуском спутника, который должен стать первой формальной территорией страны. И если вдобавок к ней у создателей Asgardia наберется хотя бы 100 тыс. заявок на гражданство, это, по словам Ашурбейли, создаст юридические основания для подачи официальной заявки о признании государства в ООН.

На момент написания этой заметки желающих набралось почти 28 тыс. Принимаются работы на конкурс по созданию флага, герба и гимна Asgardia.