Мнения о развитии ИИ разделяются

Когда речь заходит об искусственном интеллекте, то наши технологические пророки разговаривают на языке магии, богов и монстров. Началось все еще в 2014 году, когда Илон Маск, выступая на симпозиуме Массачусетского технологического института, сравнил разработку ИИ с «призывом демона». Но, как показывает пример Фауста, перед тем как платить по счетам, из сделки с Мефистофелем можно получить свою выгоду. Видимо поэтому Маск слегка изменил свое мнение и позже добавил, что результат гибели человечества от рук ИИ может носить характер «непреднамеренного следствия», а не преднамеренной цели.

По мнению американского предпринимателя, владельца SpaceX и Tesla, ИИ определенно будет способен выполнять полезные функции, например защищать нас от электронного спама. Однако здесь же Маск задался вопросом: а не посчитает ли ИИ, что лучший способ избавиться от спама будет заключаться в том, чтобы избавиться от людей? Своими размышлениями на эту тему он решил поделиться на страницах журнала Vanity Fair, где в качестве примера рассказал об ИИ, который будет разработан, скажем, для того, чтобы сажать, выращивать и собирать с полей клубнику.

«Со временем все лучше и эффективнее выполняя это задание, саморазвиваясь, он станет идеальным в этом деле. Единственное, что он будет хотеть делать, — лучше всех выполнять свою работу. И в какой-то момент может настать время, когда весь мир будет покрыт клубничными полями и людям в нем просто не останется места».

Недавно Маск совместно с Сэмом Альтманом (еще одним американским предпринимателем, которого тоже очень беспокоит тема ИИ) организовал компанию Open AI, вложив в нее 1 миллиард долларов. Задачей некоммерческой исследовательской фирмы будет поиск путей для разработки безопасного ИИ. Альтман в интервью тому же изданию Vanity Fair рассказал, что цель организации заключается в подготовке всех к следующему десятилетию, в котором будут царить ИИ, а все инвестиции будут сосредоточены вокруг нескольких «волшебников», знающих правильные «заклинания» для их управления. Опять разговор о магах, если вы понимаете, о чем речь.

Илон Маск, как оказалось, совсем не одинок в своих пессимистичных и апокалиптических взглядах на проблему ИИ. Его поддерживает, например, Билл Гейтс, считающий, что ИИ очень быстро заменит людей на их рабочих местах. В поддержку высказывается и Стивен Хокинг, который еще в 2014 году в интервью BBC поделился своими мыслями о том, что «развитие полноценного искусственного интеллекта может положить конец человеческой расе».

Тем не менее множество других техногигантов ожидают от развития ИИ более утопичного сценария развития событий. Марк Цукерберг, например, в одном из своих постов в Facebook в 2016 году написал:

«Я думаю, что мы можем построить ИИ, который будет работать на нас и помогать нам».

А выступая позже на саммите F8 2016 Keynote, он призвал человечество «отбросить страхи и обратиться лучше к надежде». Ларри Пейдж, соучредитель компании Google, предсказывает мир, в котором ИИ позволит людям «иметь больше времени на свою семью или преследование своих собственных интересов».

Стив Возняк охарактеризовал варианты ожидающих нас перспектив в интервью издательству Australian Financial Review:

«Станем ли мы богами? Или домашними животными? Или мы будем обычными муравьями, на которых в конечном итоге наступят?»

Есть среди предсказаний ведущих специалистов в своих областях и мнение, с которым очень сложно поспорить и с которым согласен, например, Элиезер Юдковский, научный сотрудник Института Сингулярности по созданию Искусственного Интеллекта, однажды прокомментировавший разбираемый вопрос:

«Предсказать результат невозможно хотя бы потому, что ИИ будет гораздо умнее меня».

Хотим мы этого или нет, но ИИ уже все ближе и ближе подбирается к нашей повседневной жизни, и его первые отголоски можно наблюдать, например, в самых современных программах по лицевому распознаванию, которые использует компания Facebook, или в виде цифровых ассистентов Siri или Cortana. Искусственный интеллект обладает перспективами произвести революции во многих секторах и сферах жизни. Харпит Буттар, аналитик компании Frost & Sullivan, как-то выразил в пресс-релизе мнение о том, что «к 2025 году ИИ-системы так или иначе будет представлены во всех сферах общества вплоть до здравоохранения». Искусственному интеллекту пророчат полное решение проблем дорожного трафика. С этим соглашаются специалисты Иллинойского университета, которые говорят, что ИИ-системы смогут избавить нас от проблем автомобильных заторов, а автомобильные аварии станут пережитком прошлого.

Разработку ИИ, как и любой другой технологии, нельзя рассматривать отдельно от контекста с моральной точки зрения как плохую или хорошую – все будет зависеть от нас самих, от того, как мы хотим использовать эту технологию. Несмотря на то, что технологическое сообщество разделилось на два четких лагеря в отношении вопроса ИИ, важнее является тот факт, что такие обсуждения вообще ведутся в технологической среде. ИИ – это очень мощная технология, и какое бы воздействие она в итоге ни оказала на наши жизни, нужно понимать, что это воздействие будет очень серьезным.

Что известно о Нибиру на данный момент

В прошлом году два астронома изучали самые далекие объекты, вращающиеся вокруг Солнца, которые мы находили за все время, как вдруг увидели нечто интересное. Это сверхдальние объекты пояса Койпера вместо того, чтобы иметь случайно ориентированные орбиты, словно вытянулись и склонились в определенном направлении. Если бы так поступили один-два объекта, можно было бы списать это на случайность. Но их было шесть. Шансы на то, что это будет случайность, были около 0,0001%. Вместо этого астрономы Константин Батыгин и Майк Браун предложили кардинально новую теорию: где-то там есть далекая девятая планета, массивнее Земли, но меньше Урана и Нептуна. Она-то и сдвигает все эти объекты. С тех пор прошло 16 месяцев, и вот что мы имеем по факту.

Во-первых, идея прекрасная. Каждый раз, когда вы пытаетесь подобрать объяснение, кроме этой идеи ничего не кажется особо убедительным. Но, как и многие блестящие идеи, возможно также, что она просто неверная. Увидеть шесть сверхдальних объектов, которые делают что-то необычное, не значит, что нет шести миллионов подобных объектов, просто мы их не видим. Возможно, это вполне нормальное поведение.

Астрономы называют это предубежденностью: в любом наборе данных вы смотрите только на объекты, которые легче всего увидеть/найти/измерить, и эти объекты, как правило, будут выдающимися по своей природе. Если вы смотрите поверх высокой травы и видите только гигантских слонов, можно прийти к выводу, что слонят не существует, таким будет ваше предубеждение. Но есть способ от него избавиться: спросить, что произойдет, если вы соберете новые дополнительные данные, более качественные и точные. Какие конкретные предсказания можно сделать, чтобы подтвердить или опровергнуть вашу теорию? В случае с девятой планетой их будет пять.

  1. Если девятая планета реальна, она должна породить больше удаленных объектов с этим странным неожиданным выравниванием. Если бы во внешней Солнечной системе существовала сверхдальняя массивная планета, иногда она должна была бы гравитационно сталкиваться с другими объектами в поясе Койпера. Некоторые столкнутся с планетой, некоторые будут выброшены из Солнечной системы, некоторые будут выброшены на орбиту с противоположным девятой планете направлением. Мы можем проверить это, если найдем больше объектов с большими максимальными орбитальными расстояниями от Солнца: в сотни раз более удаленные от Солнца, чем Земля.

  1. Орбиты этих объектов должны быть наклонены в том же направлении, что и исходных шести. Необычный систематический сдвиг для шести объектов имеет шанс порядка 1 к 1000. Если обнаружить еще с десяток объектов с подобным наклоном, шанс будет один на миллиард. Найти еще больше объектов и замерить их смещение — это отличная косвенная проверка гипотезы девятой планеты.

  1. Небольшая группа объектов, вопреки предсказанию #1, будет иметь орбиты, смещенные в том же направлении, что и девятой планеты. Такое предсказание сделали Батыгин и Браун во второй работе на эту тему, и в нем есть интересное зерно, потому что таких объектов пока ни разу не находили.
  2. Орбитальные плоскости этих объектов должны быть наклонены в одном направлении с небольшим разбросом. Это уточнение предсказания #2, определяющее распределенность систематических сдвигов. Дополнительное моделирование, проведенное командой Брауна и представленное на конференции в октябре, показало, где должен быть «северный полюс» орбитальных плоскостей этих объектов. Если большое число этих сверхдальних объектов пояса Койпера будет обнаружено, их распределения можно будет сопоставить с предсказанными.

  1. Что более важно, девятая планета должна быть там и ее можно было бы обнаружить с земли. Если там есть большая массивная планета, она должна отражать достаточно солнечного света, чтобы его можно было уловить даже с земли, даже с помощью наших современных телескопов.

Что касается косвенных доказательств, идея существования девятой планеты довольно неплоха. Прогнозы с первого по четвертый являются косвенными, и с тех пор, как существование девятой планеты было впервые спрогнозировано, было найдено еще четыре объекта: один командой OSSOS и три — командой Шеппарда и Трухильо. Зеленый объект, орбита которого уходит направо, — это первый пример предсказания #3, что интересно. Но будет еще интереснее, если мы расположим все обнаруженные объекты согласно моделированию их орбитальных плоскостей. Они будут совпадать с моделями Брауна!

Чем больше косвенных доказательств появляется, тем больше хочется увидеть совпадений, учитывая ограниченность доступных данных. Но здесь есть свои недостатки:

Все эти данные не лишены предубежденности; мы нашли объекты, которые подходят относительно близко к Солнцу.

Общее число обнаруженных объектов — десять — слишком малое, чтобы считаться значимым.

Неопределенность предсказаний #3 и #4 размывает значимость находок.

При всем этом девятая планета остается неуловимой.

Но надежда есть.

Полный набор данных позволяет нам накладывать более строгие ограничения на место расположения девятой планеты, и наиболее вероятные сценарии помещают ее в созвездие Тельца. Когда мы приближаемся к июньскому солнцестоянию, это созвездие становится более видимым, а значит, ближайшие месяцы станут лучшими для поисков девятой планеты. Поисками займутся как астрономы-любители, так и профессионалы. Майк Браун также ведет собственный блог о текущем состоянии поиска девятой планеты; несмотря на дикий оптимизм, он очень сдержан в высказываниях.

Самые удивительные результаты миссии Кеплера заключались в том, что подавляющее большинство планет во Вселенной оказались не маленькими, твердыми мирами, такими как Земли или Марс, не большими газовыми гигантскими мирами, такими как Нептун или Юпитер, а суперземлями, то есть чем-то средним. С тех пор как это открытие стало известно миру, астрономы задаются вопросом: почему в нашей Солнечной системе нет ни одного такого мира? Если гипотеза девятой планеты верна, то такой мир есть, и сейчас — лучшее время для его поисков.

Запущена первая в России многоузловая квантовая сеть

Ученым из Российского квантового центра (РКЦ) удалось запустить первую в России многоузловую квантовую сеть, предназначенную для передачи данных. В разработке отечественных специалистов используется одновременно два метода шифрования информации, что делает такой способ передачи данных крайне защищенным.

Первые квантовые сети начали появляться в нашей стране еще три года назад, а работающая линия связи была запущена в Университете ИТМО в 2014 году. Эта линия связала квантовым каналом два корпуса вуза. В июне прошлого года было объявлено о запуске первой «городской» линии связи между двумя отделениями банка, а в сентябре 2016 пресс-служба МГУ сообщила о соединении двух точек в городах Подмосковья. В мае этого года в Казани был проведен первый в России сеанс квантовой «телефонной» связи. Нынешняя разработка сотрудников РКЦ представляет из себя квантовую сеть, состоящую из трех узлов и двух квантовых каналов, связанных друг с другом. Квантовая защищенная связь сама по себе может быть установлена только напрямую между двумя точками, и если сеть имеет сложную структуру, то квантовые сегменты сети необходимо связывать друг с другом узлами с повторителями, в которых используются «обычные» методы обработки данных. Эти «обычные» узлы и создают бреши в системе безопасности, что практически сводит на нет всю пользу от использования квантовых линий для безопасной передачи данных. По заявлению сотрудника РКЦ Алексея Федорова,

«Методы квантовой защиты данных хорошо отработаны в лабораторных условиях, но при переносе их на существующую телекоммуникационную и криптографическую инфраструктуру возникает множество проблем, в частности, при использовании реальных городских линий связи. Нам удалось успешно решить одну из них – использование в одной сети двух разных методов кодирования информации».

Для улучшения защиты на разветвленной линии связи специалисты использовали шифрование информации при помощи квантовых ключей на «обычных» участках линий связи. На базе оптоволоконных сетей было создано 2 канала: длиной в 30 и 15 километров соответственно. На первом из участков данные кодировались с помощью поляризации фотонов, на втором – в их фазе. В ходе эксперимента скорость генерации квантовых ключей на первом участке составила 0,1 килобита в секунду, а скорость генерации секретного ключа, пригодного для шифрования – 0,02 килобита в секунду.

«Такой скорости генерации ключа достаточно для обновления ключей в существующих устройствах шифрования. В будущих экспериментах скорость генерации может быть увеличена. Применение двух методов кодирования в рамках одной сети позволяет использовать для обработки и шифрования данных уже существующие программные решения и платформы. Это избавляет банки и других пользователей квантовых сетей от необходимости разрабатывать новые продукты, а просто дает возможность встраивать квантовые каналы в уже существующую телекоммуникационную инфраструктуру».

Бог — это статистика

Дебора Нолан, профессор статистики в Университете Калифорнии в Беркли, предлагает своим студентам выполнить очень странное на первый взгляд задание. Первая группа должна сто раз подбрасывать монетку и записывать результат: орёл или решка. Вторая должна представить, что подбрасывает монетку – и тоже составить список из сотни «мнимых» результатов.

Группы формируются рандомно, втайне от профессора. На время проведения экспериментов Нолан выходит из аудитории. Вернувшись, она просит показать ей оба получившихся списка «орлов» и «решек». Пробежав по ним глазами, профессор – к изумлению студентов – безошибочно указывает на группу, которая подбрасывала монетку только мысленно.

Как ей это удаётся? Очень просто. Дело в том, что «настоящие» данные всегда содержат участки, которые большинству людей показались бы «неслучайными»: скажем, шесть «орлов» подряд. В попытке симулировать случайность мы стараемся избегать таких последовательностей. Это и позволяет без труда отличить «настоящую» случайность от «поддельной».

Это упражнение ярко иллюстрирует простой факт: люди недооценивают силу случайности. В попытке осмыслить любое наблюдаемое явление мы не можем адекватно оценить, насколько удивительными могут быть последствия сугубо бессмысленных феноменов.

1. Один на миллиард

С первых уроков химии в средней школе мы привыкли думать о химических реакциях как о чём-то имеющем смысл и направление. Кровожадная молекула кислорода атакует беззащитную молекулу водорода и превращает её в молекулу воды. Торжество окисления! Победа дипольного момента! Мы описываем весь процесс в виде уравнения, в котором читается целая драма химического взаимодействия. В нём есть завязка, напряжение, кульминация – и разрешение, в котором взрыв гремучего газа сопровождает возврат к извечным ценностям стабильности и покоя – просто шекспировский сюжет.

Но присмотримся к сути химической реакции. Чтобы примерно представить себе масштаб, о котором идёт речь, возьмём для примера реакцию нитрата серебра с сульфидом натрия. В результате неё молекулы обмениваются составными частями, образуя сульфид серебра, который сразу же выпадает в осадок. В нашем примере мы бросим в литр воды по тысячной миллиграмма каждого из исходных веществ. При этом практически всё серебро прореагирует с сульфидом, да ещё и почти мгновенно.

Удовлетворившись этим не особенно впечатляющим результатом, посмотрим на произошедшее с точки зрения математики. Сколько молекул каждого из исходных веществ в нашей литровой реакции? Это несложно рассчитать, но на случай, если на уроках химии вы списывали домашние задания по литературе, мы сделаем это за вас.

В нашем мысленном эксперименте нитрат серебра реагирует с сульфидом натрия. Но помимо них в реакции есть и третье вещество – вода. Расчёт показывает: на каждую молекулу нитрата серебра приходится десять миллиардов молекул воды – и только две молекулы сульфида натрия. Выходит, реакция между серебром и сульфидом – это почти то же самое, что поиск человеком своей «второй половинки» среди всего населения планеты.

Чем можно объяснить такую феноменальную способность молекул находить друг друга, кроме как волшебством или божественным провидением? Есть одна сила, которую мы привыкли игнорировать: случайность. Между серебром и сульфидом нет какого-то особого притяжения. Они не знают о существовании друг друга, пока не врежутся друг в друга – случайным образом. Только в этот момент внезапно оказывается, что они составляют прекрасную пару.

Но перед тем, как найти свою пару – сульфид – серебро может за доли секунды врезаться в миллиарды молекул воды, никак с ней не реагирующих. Человеческий мозг не создан для операций с такими скоростями.

Наше изумление связано именно с тем, что мы не можем представить себе скорости процессов, происходящих в микромире. В результате этого мы склонны видеть «неслучайность» там, где её нет. Точно так же мы не можем осознать обратное: скажем, что такое три с половиной миллиарда лет с момента зарождения жизни, в течение которых протекала эволюция. Поэтому аргументы креационистов находят столь широкий отклик в обществе.

Тем не менее, молекулы реагируют. Реакции протекают. Осадок выпадает. Неуловимая бессмыслица приносит осязаемые плоды. Мы недооцениваем силу случайности.

2. Взрыв на фабрике иммунитета

Когда в ваш организм попадает вирус гриппа, иммунная система опознаёт его и уничтожает за несколько дней. То же самое происходит с тысячами других вирусов, бактерий и паразитов. Когда ребёнку делают прививку от полиомиелита, его иммунная система «набивает руку» на убитом вирусе, чтобы в случае попадания в организм живого «пресечь» его на месте. Есть и более печальные примеры работы иммунитета: аллергические реакции на пыльцу, клубнику, орехи.

Вы не задумывались, откуда ваше тело знает как выглядит вирус гриппа? ОТкуда организм младенца знает, что такое убитый полиомиелит и как именно надо на него реагировать? Как может у сибиряка в пятом колене быть аллергия на экзотических морских гадов, о котоых он никогда даже не слышал?

Распознавание чужеродных веществ в организме осуществляется специальными белками, наиболее известными из которых являются антитела. То вещество, которое антитело распознаёт, называется антигеном. Таким образом, компоненты вируса гриппа или, скажем, клубники являются антигенами, и на них реагируют специальные антитела.

Молекулы антител , внешне похожие на английскую букву Y, распознают антигены одной из своих верхних «лапок». Там находятся участки, которые в точности подходят к антигенам по форме. Антиген как бы «вставляется» в антитело, как «ключ в замок» (метафора, настолько набившая оскомину в биохимии, что её пора бы уже запретить). Соединяясь с антигеном, антитело подаёт сигнал иммунной системе: вот враг, его нужно уничтожить!

Самый поразительный факт заключается в том, что для каждого вообразимого антигена есть своё собственное антитело. Это сложно уложить в голове, но специфическое антитело, в принципе, можно получить почти для любого антигена. Причём в большинстве случаев, когда в организм попадает новый антиген, антитело к нему уже есть.

Организм млекопитающего способен произвести специальный белок-распознаватель для всего, что угодно. Даже для того, что ни сам организм, ни его предки никогда не встречали.

Как это возможно? Антитела, как и другие белки, кодируются в ДНК. Если производить антитело для каждого вообразимого антигена – то, выходит, для их кодирования нужны миллионы генов! Они бы просто не уместились в клетке. Поэтому иммунная система работает совершенно уникальным образом. Она использует силу случайности.

Вначале все клетки, которые собираются производить антитела, кодируют их одинаковым геном. Но при созревании клеток-производителей этот ген в каждой из клеток случайным образом перекраивается. Какие-то фрагменты вырезаются, какие-то сшиваются, какие-то удваиваются и так далее. Причём это происходит именно в тех участках гена, которые кодируют «распознающую» часть антитела – кончики «лапок» Y-образной молекулы.

Таким образом, из одного и того же гена образуются миллионы генов, нарубленных и перестроенных случайным образом. Этот процесс называется V(D)J-рекомбинацией . В итоге образуются миллионы и даже миллиарды разнообразных «замков» – такое количество, что практически любой попадающий в организм «ключ» подойдёт хотя бы под один из них.

Таким образом, весь иммунный арсенал млекопитающих – самый совершенный в живой природе – формируется благодаря «взрыву на макаронной фабрике» – или, скорее, фабрике замков. Воистину, мы недооцениваем силу случайности.

3. Дважды два, вероятно, четыре

Случайность сложно понять, но её можно рассчитать. Для этого существует целая наука – статистика. Тот факт, что единичные события происходят исключительно случайным образом, совсем не значит, что их нельзя предсказать: этим занимается теория вероятностей.

Не стоит полагать, что теория вероятностей – это инструмент, который мы используем только от недостатка знаний, не имея возможности точно определить причинно-следственные связи между явлениями. На самом деле, «вероятностность» – фундаментальный принцип организации вселенной.

Возьмём распад радиоактивного атома. Сложно представить себе явление более случайное – ни один из атомов не знает, что происходит с другими атомами вокруг него, и в принципе может распасться в любой момент. Тем не менее, если речь идёт хотя бы о миллионе атомов – а это исчезающе мало – то динамику радиоактивного распада можно описать с высочайшей точностью.

Это объясняется тем, что каждый тип атома имеет постоянную вероятность распада – поэтому когда речь идёт о многих миллиардах этих атомов, скорость их распада «в общем зачёте» становится постоянной величиной.

То же относится и к большинству биологических процессов. Если измерять в отдельных клетках, например, среднюю скорость синтеза РНК (этот процесс постоянно активен в любой живой клетке), то она будет «гулять» из стороны в сторону совершенно случайным образом . Если же измерить ту же скорость, скажем, сразу в целой печени – то мы получим постоянную и чётко определённую величину. Миллионы случайностей выравнивают друг друга, создавая на отдалении впечатление «неслучайности».

4. Боги случайности

Человеку свойственно находить закономерности там, где их нет. Это легко объяснимо с эволюционной точки зрения.

Для предков человека поиск закономерностей был важнейшей способностью: имено в этом заключается основной смысл интеллекта.

Если зверь несколько раз был замечен около реки – то значит, он там не случайно, и этим можно воспользоваться для охоты. Если несколько сородичей, поев странных ягод, заболели – значит, к ягодам лучше не приближаться.

Неудивительно, что эта способность не всегда объективна. Именно поэтому для нас так характерно верить в богов и другие непознаваемые силы. Не имея возможности объяснить, откуда берутся дождь и гром, человек отчаянно пытался найти закономерность в их «поведении». Для этого древним людям и потребовались боги: если во всём искать причинно-следственную связь, то рано или поздно придётся придумать для случайности объяснение, каким бы фантастическим оно не казалось. Чем меньше мы знаем об окружающем мире – тем больше религии нам нужно для комфортного существования.

Если бы пещерный человек знал о химических реакциях или V(D)J-рекомбинации, то он, несомненно, увидел бы в них однозначное доказательство существования бога. Современные люди смотрят на них с приземлённых позиций теории вероятностей. Возможно, это просто вопрос терминологии. Как здесь не вспомнить цитату из величайшего поэта последних десятилетий:

«Бог – это просто статистика»

Что такое врождённая грамотность

Существуют люди, которые всегда (ну, или почти всегда) пишут правильно, но при этом совершенно не помнят никаких правил, не ищут проверочные слова на безударные гласные или непроизносимые согласные, не заучивают списки исключений. Такое явление в быту часто называют «врожденной грамотностью» — как будто бы эти люди родились с умением правильно писать. Конечно же, это неверно: невозможно родиться со знанием правил орфографии и пунктуации какого-то определенного века (а то и десятилетия). В чем же дело? По-видимому, дело здесь в хорошей зрительной памяти: «врожденно» грамотный человек помнит слова как картинки. В принципе, в этом нет ничего невозможного. Это показали наблюдения над людьми с разделенными полушариями: в норме (у правшей) языковую информацию может обрабатывать только левое полушарие. Но оказалось, что некоторые очень распространенные слова люди иногда могут узнать и без помощи левого полушария — значит, они помнят их, как картинки. Вообще говоря, помнить слово, как картинку, могут не только люди, но и обезьяны: у бонобо Канзи, который учил язык-посредник «йеркиш», состоящий из клавиш с абстрактными изображениями (лексиграмм), на некоторых клавишах в качестве таких изображений были написаны слова. И Канзи их запомнил.

Видели ли Вы когда-нибудь, что делает «врожденно» грамотный человек, когда не может вспомнить в точности, как пишется то или иное слово? Он пишет на бумажке оба возможных варианта — и тут же один из них с омерзением замазывает, густо-густо, чтобы стало совсем не видно. Ключевое слово здесь — омерзение: действительно, неверно написанное слово вызывает у «врожденно» грамотного человека массу отрицательных эмоций. Об этом пишет Ирина Левонтина: «для многих грамотных людей сам вид безграмотного текста мучителен, как скрип пенопласта». Зато писать такому человеку очень легко: пока приятно — значит, всё правильно, а если вдруг рука по ошибке выведет не ту букву (или палец промажет по клавише), подкорковые структуры мозга, отвечающие за эмоции, сразу подадут сигнал: «фу, какая гадость!», и можно будет быстро всё исправить (главное, понятно, на что: на то, что не вызывает отрицательных эмоций).

Обычно считается, что «врожденную» грамотность можно приобрести, если много читать. В большинстве случаев это действительно помогает, но не всегда: если вы читаете слишком быстро, угадывая слова по общему, приблизительному контуру, «врожденной» грамотности вам не видать — слишком невелики различия контуров у слова, написанного правильно, и слова, написанного с ошибкой в одну букву. Что же делать, особенно теперь, когда едва ли не главным показателем успешности чтения во многих случаях считается его скорость? Мне кажется, что здесь могли бы помочь упражнения, направленные на детализацию картинки: взять список «словарных» слов, с непроверяемым гласным и согласными, и выписать из него, например, все слова, у которых гласные идут в алфавитном порядке. Или все слова, у которых во втором слоге буква «и». Или все слова, у которых все согласные буквы — «звонкие» (то есть такие, которые обычно обозначают звонкие звуки). Или — да что угодно, лишь бы внешний вид слова стал максимально детализированным. Невозможно написать «собака» с «а» после «с», если выписывал его как слово, в котором есть «о». Кстати, привычка «детализировать картинку» помогает и в жизни: такой человек не купит поддельный товар, чье название отличается от настоящего на целую букву.

А самое главное, чего делать ни в коем случае не следует, — это писать фонетическую транскрипцию. Особенно целых слов. Особенно в строчку — потому что в этом случае внешний вид слова с «неправильными» (с точки зрения орфографии) буквами примелькается, станет привычным и перестанет вызывать однозначные отрицательные эмоции. И вот тогда, встретившись со словом, вам придется всякий раз мучительно выбирать, какая же из двух одинаково привычных картинок является правильной. Вспоминать все правила и исключения — и так едва ли не для каждой буквы в слове. Ужасная перспектива, не правда ли? Так что, если не хотите мучиться, учитесь, глядя на правильные слова.

83% россиян приходятся друг другу родственниками

К такому выводу пришли генетики, обследовав 1848 человек от Владивостока до Сочи

Ученые медико-генетического центра Genotek с сентября 2015 года по февраль 2017 года проанализировали данные 1848 человек в возрасте от 20 до 45 лет из Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Краснодара, Ростова-на-Дону, Владивостока, Новосибирска, Симферополя, а также Киева. Как минимум один родственник был выявлен у 83% участников ДНК-теста.

Поиск родственников осуществлялся в рамках ДНК-теста «Генеалогия», который также выявляет происхождение по отцовской и материнской линиям и определяет этническую принадлежность человека. Ученые отмечают, что в исследуемой группе было обнаружено 1299 родственных связей от пятого до десятого поколения, 549 — четвертого, 39 и 27 — третьего и второго поколений соответственно.

Генеральный директор Genotek Валерий Ильинский рассказал «Известиям», что поиск родственников происходил по внутренней базе компании, в которую входят люди, прошедшие ДНК-тест «Генеалогия». Желающие найти родственников присылают в лабораторию пробирки с биоматериалом (со слюной). Кроме Москвы дополнительные офисы Genotek работают в США, Казахстане и на Кипре.

Клиенты Genotek прошли ДНК-тест, после чего ученые центра исследовали их хромосомы и сравнили между собой. Так были найдены родственники и определена их степень родства. Результаты были выведены в личные кабинеты клиентов, и они получили доступ к списку найденных родственников.

— Мы пришли к выводам, что в восьми случаях из десяти можно выявить генетические связи от первого до десятого поколения. Лично я нашел двух родственников, о которых не знал ранее, и сейчас устанавливаю с ними контакт, — сказал Валерий Ильинский.

По его словам, шансы найти родственника в своем же городе или в другом конце страны примерно равны. В Genotek чаще всего обращаются люди с запросом на поиск родственников, так как ничего не знают о своей семье.

— Для нашей страны такая ситуация может быть обусловлена исторически: большое количество детей в послевоенные годы росли и воспитывались в детских домах, архивы уничтожались и найти родственников зачастую было трудно, а иногда и невозможно, — пояснил Валерий Ильинский.

Врач-генетик, кандидат медицинских наук Юлия Коталевская рассказала «Известиям», что данные, полученные учеными Genotek, вполне соответствуют общей картине по России. Пятое-десятое поколения — это очень далекая степень родства, и есть целые села, где большинство жителей состоят в таких родственных связях.

А вот более близкие родственные связи характерны для так называемых изолятов, например, народов Якутии и Бурятии. Там местное население не смешивается с другими национальностями.

Заведующий центральным отделением медицинской генетики с консультацией «Брак и семья» ФМБА России Виктор Никишин считает, что исследование, проведенное Genotek, недостаточно для глобальных научных выводов. Однако подтвердил «Известиям», что россияне действительно имеют большую долю общих генов. Например, среди граждан нашей страны много людей с положительным резус-фактором крови. Эту особенность мы переняли у татаро-монгол.

Ученые создали двусторонний нейрокомпьютерный интерфейс

Исследователям из Университета Женевы удалось передать ощущения из протезированной конечности обратно в мозг. Оказалось, что, помимо возможности создавать искусственное чувство движения, обучение этому происходит очень быстро. Статья опубликована в журнале Neuron.

Ученые создают нейрокомпьютерные интерфейсы с 70-х годов, основная область их применения — протезирование парализованных людей и пациентов с ампутациями. Протезированная конечность управляется напрямую мозгом посредством прочтения (например, вживленными электродами) нейронной активности и последующей ее декодировки. Однако отсутствие сенсорной обратной связи (помимо визуального наблюдения) ограничивает точность и аккуратность движений, так как ощущение движения в большей степени основано на проприоцепции (мышечном чувстве положения частей тела относительно друг друга и в пространстве), а не на зрении.

Группа профессора нейронаук Даниэля Юбера использует неинвазивную технологию двухфотонной микроскопии для считывания активности сотен нейронов с клеточным разрешением. «Мы хотели проверить, смогут ли мыши научиться контролировать нейропротез, используя только искусственную сенсорную обратную связь, — объясняет первый автор работы Марио Прша. — Используя методы нейровизуализации в моторной коре, мы узнавали, когда в мозге мыши активировались определенные нейроны, и пропорционально степени их активности стимулировали нейроны в сенсорной коре». Грызун получал вознаграждение за каждую превышающую порог активацию и после 20 минут обучения становился способен чаще вызывать соответствующую нейронную активность.

Полученные результаты свидетельствуют, что искусственное ощущение было не только воспринято, но и успешно интегрировано как обратная связь движения протеза. Ученые считают, что двусторонняя связь была так быстро усвоена, потому что, по-видимому, вовлекает основополагающие мозговые функции. Чувство положения членов тела является автоматическим и естественным и вполне возможно порождается базовыми нейронными цепями. Подобные двусторонние интерфейсы в будущем смогут позволить ощущать прикосновение к протезам и чувствовать необходимую силу для хватания объектов.

Современные методы также позволили сделать еще одно важное наблюдение. «Мы обнаружили, что животное активирует только один нейрон для контролирования движения протеза, не используя соседние, — добавляет Юбер. — Это очень интересное открытие, так как оно показывает, что мозг может фокусироваться на активности отдельного нейрона». Это позволит не только разработать более точные методы декодировки, но и глубже понять фундаментальные механизмы работы мозга.

Кремниевая долина одержима идеей компьютерной симуляции Вселенной

Как пишет Vanity Fair, за последний год одной из самых обсуждаемых тем в Кремниевой долине были не часы Apple Watch, не дорогущие и крутые дроны компании DJI и даже не высокотехнологичные беспилотные автомобили компании Uber. Вместо этого боссы самых больших технологических компаний на полном серьезе обсуждали вопрос о том, является ли наше существование как человеческого вида на самом деле компьютерным алгоритмом и не живем ли мы в компьютерной симуляции.

Нет, это не та история, где кто-то перепил и начал нести ахинею о том, что его похищали зеленые человечки или вроде того. Вопрос обсуждается на полном серьезе. С привлечением самых светлейших умов.

Еще в 2014 году на мероприятии New Establishment Summit Элон Маск выразил вероятность того, что на самом деле это мероприятие не настоящее, а является очень продвинутой высокотехнологичной компьютерной симуляцией. После нервного смеха некоторых из гостей аудитории Маск сделал паузу и кратко подытожил, что на самом деле «шанс на то, что все, что нас окружает, является реальностью — 1 из 1 миллиарда».

Первоначальным автором теории о том, что все мы живем в компьютерной симуляции, является не Маск, Альтман и другие выдающиеся личности Кремниевой долины. На самом деле она имеет академические корни. Впервые она была представлена в 2003 году Ником Бостромом, профессором кафедры философии Оксфордского университета и директором Института Будущего человечества, который написал целую научную работу по этому вопросу, ставшую даже в определенных кругах настоящей библией. В работе, носящей название «Живете ли вы компьютерной симуляции?», заявляется, что все люди представляют собой некую цифровую программу, или даже куклу, в некоей гиперпродвинутой версии игры The Sims. Согласно этой гипотезе, благодаря быстрому развитию и совершенствованию технологий мы научились строить мощные машины, способные создавать симуляции наших предков. И если это так, то как мы можем быть уверенными в том, что сами не являемся цифровыми созданиями наших потомков?

«Если посмотреть на это с такой точки зрения, то это вполне возможно. Логичнее было бы предположить, что мы являемся лишь одной из симулированных компьютерных моделей, созданных более продвинутыми умами, чем одним из уникальных биологических видов».

Разумеется, далеко не все соглашаются с такой точкой зрения и даже не верят в удаленную возможность такого сценария. Например, Джон Маркофф, лауреат Пулитцеровской премии, научный колумнист газеты New York Times и автор «Машин благодати и любви», книги о пределах возможностей роботов и искусственного интеллекта, считает, что мы точно не живем в компьютерной симуляции. Вместо этого Маркофф считает, что вся эта возня вокруг идей о компьютерной симуляции является наглядным примером того, как в технологической индустрии лихорадочно нарастает одержимость концептами.

«Я голос скептицизма. Я не думаю, что существует хотя бы крупица доказательств того, что мы живем внутри симуляции. Это тест Роршаха. Это из той же оперы, что и сингулярность», — говорит Маркофф, делая отсылку на мнение о том, что компьютерный сверхинтеллект сможет изменить человечество настолько, что это бросит вызов самой биологии.

Но Маркофф прекрасно понимает, что не все люди видят это так, как видит это он:

«Это уже по сути превращается в новую форму религии, появившейся в Долине».

Данная теория, несмотря на то что очень часто выглядит как концепция, притянутая прямиком из фильма «Матрица», тем не менее, поддерживается многими видными представителями технологической индустрии. И стоит отметить, что это далеко не случайно. Голливуд, в конце концов, уже многие десятилетия пытается выразить идею симуляции в своих фильмах. «Мир на проводе», «Мозговой штурм», «Начало», вся трилогия «Матрицы», «Вспомнить все» и многие другие аналогичные киноленты так или иначе пытались визуально показать нам то, как эта теория может работать. Справедливости ради стоит также отметить, что большинство технологий, которыми мы пользуемся ежедневно в современном мире, впервые были представлены именно писателями и создателями научной фантастики много лет назад. В число этих технологий в том числе входят смартфоны, планшеты и даже «Твиттер».

И все же основной целью преподнесения этих идей является развлечение: фильм рано или поздно заканчивается, мы покидаем, казалось бы, реальный кинотеатр и возвращаемся к нашим реальным и, казалось бы, несимулированным жизням. Удивляет здесь больше то, что выдуманные идеи слишком быстро перерастают в нечто большее и начинают на полном серьезе восприниматься в той же Долине как нечто реальное. В этом особом закрытом мире создающихся и развивающихся технологий иногда очень сложно уловить ту грань, при который ты точно понимаешь – шутит ли стоящий перед тобой человек или нет.

В любом случае обсуждаемая идея уже плавно перетекает из комнат с закрытыми дверями и исследовательских лабораторий в мейнстрим. Нил Деграсс Тайсон, астрофизик и директор планетария Хейдена в Американском музее естественной истории на Манхэттене вел в этом году двухчасовую конференцию на обсуждаемую сегодня тему. В рамках конференции, получившей название «Является ли Вселенная симуляцией?» Тайсон поделился с собравшейся аудиторией о том, что верит в наличие 50-процентного шанса на то, что все мы в настоящий момент живем в компьютерной модели. Правильнее даже сказать не живем, а представлены в виде строчек кода, хранящегося на каком-то удаленном сервере.

«Я думаю, такая вероятность может быть велика», — отметил Тайсон.

На проведенной конференции присутствовали весьма видные ученые из Массачусетского технологического института, Гарварда, Нью-Йоркского университета, и все они предложили свои точки зрения на эту тему, постаравшись объяснить, почему мы можем являться или не являться живыми компьютерными программами.

«Даже если попытаться, то убедительных доказательств того, что мы находимся не в симуляции, вы не найдете», — говорит Дэвид Чалмерс, профессор кафедры философии Нью-Йоркского университета.

«А все потому, что любые найденные доказательства тоже будут частью симуляции».

matrix-2

Примером желания понять, «насколько глубока эта кроличья нора», служит та скорость, с которой в Кремниевой долине принимаются новые идеи. Джон Маркофф, охватывающий тему искусственного интеллекта, уже не один десяток лет говорит, что всего пару лет назад всего несколько предприимчивых капиталистов были серьезно заинтересованы в исследованиях ИИ. И только сейчас эта тема стала настолько популярной, что в нее стали вкладывать сотни миллионов долларов. Согласно некоторым аналитикам, только за ближайший год на Западе появилось более 40 стартапов, занимающихся разработкой технологий искусственного интеллекта. Цифры поражают, особенно если учитывать, что за весь период с 2011 и до начала 2016 года набиралась от силы половина из этих цифр. Аналогичный бум мы можем наблюдать и в сфере дополненной реальности. Произошло это в большей степени на фоне беспрецедентной популярности игры Pokémon GO. Инвесторы всего за несколько месяцев вкладывают миллиарды долларов в новые компании, обещающие создать следующее поколение приложений с такой же отдачей. Возможно, на каком-то уровне идея симуляции тоже является той самой формой одержимости.

Тем не менее на фоне всего остального мысли Элона Маска кажутся наиболее убедительными в этом отношении. Ранее в этом году на конференции Recode Code Conference он постарался объяснить, почему пришел к выводу о том, что все мы можем жить внутри машины.

«Сильнейший аргумент в пользу того, что мы живем в компьютерной симуляции, заключен в следующем: 40 лет назад мы создали Pong. Игру с двумя прямоугольниками и точкой. 40 лет спустя мы имеем фотореалистичные 3D-игры, в которые одновременно играют миллионы человек. Если принять во внимание ту скорость, с какой развиваются игры, то рано или поздно эти игры станут полностью неотличимы от реальности. Учитывая это, несмотря на все безумство, можно сделать вывод, что шанс на то, что мы находимся в той самой «понговской» базовой версии реальности, – один из миллиарда».

Конечно же, есть вероятность, что все эти разговоры являются простой затянувшейся шуткой. Но судя по тому, что люди говорят и как они это говорят, становится понятно, что некоторые действительно верят в то, что они говорят.

Команда экспертов объявила об основании «космической нации» Asgardia

Ради развития технологий космонавтики, защиты Земли от внешних угроз и мира на всей планете группа ученых, конструкторов и юристов предложила проект Asgardia – «первого космического государства» в истории человечества.

На организованной в Париже пресс-конференции выступил Игорь Ашурбейли – бывший руководитель холдинга «Алмаз-Антей», один из разработчиков единой системы воздушно-космической обороны России и основатель Международного аэрокосмического исследовательского центра (Aerospace International Research Center, AIRC).

Именно под эгидой этой организации и стартовала работа над проектом Asgardia, созданием «космического государства», жители которого смогут свободно и мирно сосуществовать за пределами Земли – как скандинавские боги Асгарда, в честь которого и названа будущая «страна», свободная от ограничений земных законов. «Научные и технологические компоненты проекта можно объяснить в трех словах, –сказал Ашурбейли. – Мир, свободный доступ и защита».

Первой ласточкой проекта Asgardia стал веб-сайт, предлагающий каждому желающему стать гражданином будущего государства (не теряя и своего основного гражданства). Настоящее же основание запланировано на будущий год, с запуском спутника, который должен стать первой формальной территорией страны. И если вдобавок к ней у создателей Asgardia наберется хотя бы 100 тыс. заявок на гражданство, это, по словам Ашурбейли, создаст юридические основания для подачи официальной заявки о признании государства в ООН.

На момент написания этой заметки желающих набралось почти 28 тыс. Принимаются работы на конкурс по созданию флага, герба и гимна Asgardia.

Свободная наука. НАСА выложило научные работы в открытый доступ

Да здравствует свободная наука! НАСА запустило веб-портал PubSpace, на котором опубликовало в открытом доступе результаты почти всех своих научных исследований, финансируемых правительством (то есть за счёт налогоплательщиков). Если общество заплатило за проведение исследований, то результаты должны быть свободно доступны для всех, рассудили в администрации.

«Мы в НАСА радуемся возможности расширить доступ к нашему обширному портфолио научных и технических публикаций, — сказал заместитель руководителя НАСА Дава Ньюман (Dava Newman). — Приглашаем мировое сообщество присоединиться к нам в исследовании Земли, воздушного пространства и космоса».

PubSpace — архив оригинальных статей из научных журналов, которые здесь освобождены от платных файрволов и доступны без всякой оплаты. Статьи можно читать, анализировать сопроводительные данные и свободно скачивать. Каждая статья доступна в том числе в формате PDF.

По правилам НАСА публикации научных статей в открытом доступе, выложить свою научную статью на портал обязаны все авторы, чья работа хотя бы частично финансируется НАСА, и если научная статья принята для публикации в научном журнале после 7 апреля 2008 года. Такое право, но не обязанность, есть у авторов, которые получили финансирование или закючили контракт на финансирование с НАСА после 1 октября 2015 года.

Кроме того, НАСА открыло портал для разработчиков Data Portal и опубликовало документацию по использованию программых интерфейсов (API) и фрагменты кода для создания приложений и визуализации опубликованных наборов данных.

Доступ к научным статьям организован через систему публикации рукописей Департамента США по здравоохранению и социальным службам. Этот портал организован в 2000 году для публикации полных текстов, в первую очередь, научных работ медицинской тематики, как наиболее важных для общества. Со временем на базе портала PubMed были образованы другие тематические научные порталы, в том числе PubSpace.

На портале опубликованы не все научные работы НАСА. Исключение сделано для исследований, связанных с национальной безопасностью США. Вероятно, публиковать их запретило вышестоящее руководство.

Но даже без этих работ на PubSpace много интересного. Например, изучение 120-метровых цунами в древнем марсианском океане, которые изменили ландшафт Марса. Или исследование эффективности физических упражнений в космосе по результатам долговременного пребывания астронавтов на международной космической станции. А вот статистика по более высокой смертности астронавтов, которые участвовали в лунной программе «Аполлон» от заболеваний сердечно-сосудистой системы. Исследование перераспределения масс на поверхности Земли в связи с изменением климата.


Перераспределение масс на поверхности Земли в связи с изменением климата с апреля 2002 по март 2015 года

Исследование, что диета из сушёных слив защищает от потери костного материала под воздействием ионизирующего излучения. Эта работа может быть полезной не только для астронавтов, но и для остальных людей, которые подвергаются радиотерапии или постоянно употребляют в пищу продукты, содержащие повышенные дозы цезия-137.

Вот ещё недавняя статья об организмах, которые могут жить на Титане.

В общем, там действительно много интересного.

Исследования НАСА посвящены наукам о Земле и космосе, материаловедению, информатике и электронике, исследованию разных видов топлива, радиосвязи, системам безопасности и здоровью человека. В данный момент на портале опубликованы 863 научные работы.

НАСА считает, что открытый доступ к научным публикациям необходим для лучшего распространения результатов фундаментальных научных исследований, что способствует научному прогрессу и будущему процветанию человечества. «Упрощение доступа к нашим данным значительно расширит влияние наших исследований, — уверен главный научный сотрудник НАСА Эллен Стофан (Ellen Stofan). — Как учёные и инженеры, мы строим нашу работу стоя на плечах предшественников».

Портал PubSpace запущен после правительственного запроса Управления по научно-технической политики США, которое в 2013 году попросило агентство разработать план для расширения общественного доступа к результатам научных исследований, финансируемых из федерального бюджета. НАСА продолжит работу в этом направлении и обещает в будущем сообщать о расширении доступа к этим работам.

Публикация научных работ в открытом доступе — хорошее решение НАСА, которое идёт вполне в русле последних тенденций развития научного сообщества. Сами авторы научных работ обычно стремятся к тому, чтобы их научная статья была как можно более доступной для коллег, но этому препятствуют научные издательства, которые продают подписку на научные журналы по цене от $2000 за $35000. В мае 2016 года министры стран Евросоюза, ответственные за науку и инновации, приняли проект общеевропейской инициативы Innovation Principle, которая наконец-то положит конец монополии журналов на научные знания. По новым соглашениям, к 2020 году результаты всех европейских научных исследований, проведённых за государственный счёт, будут в обязательном порядке выкладываться в бесплатный доступ. «Научные исследования и инновации генерируют экономический рост, больше рабочих мест и предлагают решения для социальных проблем», — сказал тогда государственный секретарь Нидерландов Сандер Деккер (Sander Dekker).