Порнография и разврат

Убийственней рака, насильственней террора, разрушительней наркотиков! Сколько людей отдает себе отчет в том, что блуд, или одержимость эротизмом, – самый большой враг современного человека? Блуд демонстрирует свои соблазнительные прелести на каждом углу, в каждом киоске и развале, заманчиво приветствует нас со страниц многотиражных газет, но самым мощным потоком вливается в наши вены, подобно сладкому яду, когда мы подключаемся к миру телевидения и Интернета – этим любимым каналам и орудиям великой блудницы. Скажете, я преувеличиваю? Исследования, проведенные в последние десятилетия, неопровержимо свидетельствуют, что порнография вызывает зависимость быстрее любого наркотика. Наркотики в целом вызывают зависимость самое меньшее через две недели после начала употребления, в то время как порнография, согласно недавним исследованиям, может привести к зависимости сразу же после первых просмотров. Однако не подлежит сомнению, что воспитание, здоровая психика, вера – факторы, смягчающие влияние порнографии. «Изучая эффект зависимости, доктор Клайн, проанализировав поведение сотен людей с сексуальными отклонениями, описал четыре фазы, через которые проходят вовлеченные в употребление материалов сексуального характера, и прежде всего порнографических. Уже на первой ступени проявляется "эффект зависимости”, когда человек снова и снова обращается к всё более откровенному материалу, поскольку он служит для него очень сильным сексуальным стимулятором, обладающим эффектом афродизиака… Далее Клайн описывает "эффект возрастания”, при котором ощущается "возрастающая потребность во все большем стимуляторе для получения того же эффекта”. На третьей стадии возникает "утрата чувствительности”: вещи, казавшиеся некогда шокирующими, будоражат всё менее и менее и, как следствие, со временем начинают казаться в порядке вещей. На четвертой стадии, констатирует Клайн, имеет место "возрастающее стремление копировать на практике поведение, увиденное в порнографических материалах”». Как люди дошли до этого, как стало возможным, чтобы блуд задавал тон почти на всех каналах средств массовой информации современного общества, если он оказывает столь разлагающее действие на сознание и жизнь людей? Безусловно, порнография – один из самых выгодных бизнесов, поэтому ее распространение в обществе потребления вполне объяснимо, но это объяснение нельзя принять, если мы говорим не о первобытном обществе, руководствующемся инстинктами и магией. Для современного мира, в котором существуют социальные институты и законы, в котором любой феномен может быть прослежен и проанализирован социологически с целью принятия мер для защиты личности, подобное объяснение не может считаться удовлетворительным. Тем более в тех условиях, когда сами международные организации, призванные, казалось бы, бороться против торговли порнографией и проституции, законодательно поддерживают блуд. Мы уже писали о том, как ООН и ЮНЕСКО проталкивают половое воспитание в школах и детских садах, начиная с 5-летнего возраста. Впрочем, Европейский Союз – главный оплот гомосексуалистов, издающий законы, навязывающие признание как их самих, так и браков между ними, а также усыновление ими детей. Так что блуд, порнография и даже извращения не только допускаются, но и навязчиво проталкиваются крупными международными организациями. Поэтому можно говорить даже о своего рода глобальной политике… Обращение к книге Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» поможет нам понять движущие силы и рычаги этой мондиалистской политики. В этой антиутопии, написанной в 1930-е годы, Хаксли предсказал введение обязательного полового воспитания с самых ранних лет. Карапузов детсадовского возраста [в точности как этого требует от нас ЮНЕСКО сегодня!] посвящали в занятия эротическими играми – как для того, чтобы они лучше развили свои сексуальные инстинкты, так и для того, чтобы преодолели стыд и прочие препятствия психологического свойства, способные помешать им в дальнейшем совокупляться, как скоты, с тем, кому случилось оказаться рядом. "В траве на лужайке среди древовидного вереска двое детей – мальчик лет семи и девочка примерно годом старше – очень сосредоточенно, со всей серьезностью ученых, погруженных в научное исследование, которое сулит великое открытие, играли в примитивную сексуальную игру…" [Хаксли]. Целью этих сексуальных игр было не что иное, как формирование индивидов в духе сексуального либертинажа [отрицание принятых в обществе норм, прежде всего нравственных] для будущего общества, в котором верность и любовь в рамках семьи будут считаться пошлыми и незаконными. Государство у Хаксли должно было наказывать тех, кто смел слишком долго задерживаться на любви к единственному лицу. Сегодня телевизор и порнография с успехом осуществляют воспитание подобного рода… Как догадался Хаксли о том, что может возникнуть общество такого типа? Каковы мотивы подобного воспитания, если оно не может сделать счастливым никого и не способно обеспечить здорового общества? Первая причина, упоминаемая героями Хаксли, такова: развращенными людьми легче управлять. Они подобны перевоспитанным, у которых вытравлено нравственное сознание, и поэтому они не могут противопоставить себя репрессиям системы. Вторая причина та, что разврат – самый лучший способ контроля за численностью населения и ее сокращения. Ведь культура эротизма, порнографии и проституции вступает в прямой конфликт с семейной жизнью, рождением детей. Хаксли уже в 1930-е годы предусматривал и необходимость развития техник контрацепции и абортов для контроля над численностью населения при всеобщей развращенности индивидов. Таким образом, счастье человека в рамках семейной жизни подменяется удовольствием, полученным в крайне соблазнительной культуре разврата и порнографии. Красоте и радости полноты любви в семье и счастью рождения детей Хаксли противопоставляет плотское удовольствие, проистекающее из раздражения чувствительных зон. Тот факт, что более 70 лет назад с такой точностью было предвосхищено сегодняшнее введение полового воспитания в школах и детских садах и беспримерное в истории распространение разврата, возможно, просто случайность. Вспомним, что в начале ХХ века всё это воспринималось как абсолютный абсурд, ведь тогда даже публичный поцелуй считался непристойностью. И все-таки… Неужели простое совпадение и то, что брат Хаксли был первым генеральным директором ООН[13] – организации, которая сегодня со всей очевидностью на практике реализует утопию, написанную более 80 лет тому назад?.. И почему в те же 1930-е годы стала «научно» обосновываться идеология, которая впоследствии выльется в навязчивое насаждение разврата, извращений и гомосексуализма?

Можно дополнить заголовок. Убийственней рака, насильственней террора, разрушительней наркотиков!

Сколько людей отдает себе отчет в том, что блуд, или одержимость эротизмом, – самый большой враг современного человека? Блуд демонстрирует свои соблазнительные прелести на каждом углу, в каждом киоске и развале, заманчиво приветствует нас со страниц многотиражных газет, но самым мощным потоком вливается в наши вены, подобно сладкому яду, когда мы подключаемся к миру телевидения и Интернета – этим любимым каналам и орудиям великой блудницы. Скажете, преувеличено?

Исследования, проведенные в последние десятилетия, неопровержимо свидетельствуют, что порнография вызывает зависимость быстрее любого наркотика. Наркотики в целом вызывают зависимость самое меньшее через две недели после начала употребления, в то время как порнография, согласно недавним исследованиям, может привести к зависимости сразу же после первых просмотров. Однако не подлежит сомнению, что воспитание, здоровая психика, вера – факторы, смягчающие влияние порнографии.

«Изучая эффект зависимости, доктор Клайн, проанализировав поведение сотен людей с сексуальными отклонениями, описал четыре фазы, через которые проходят вовлеченные в употребление материалов сексуального характера, и прежде всего порнографических. Уже на первой ступени проявляется «эффект зависимости”, когда человек снова и снова обращается к всё более откровенному материалу, поскольку он служит для него очень сильным сексуальным стимулятором, обладающим эффектом афродизиака… Далее Клайн описывает «эффект возрастания”, при котором ощущается «возрастающая потребность во все большем стимуляторе для получения того же эффекта”. На третьей стадии возникает «утрата чувствительности”: вещи, казавшиеся некогда шокирующими, будоражат всё менее и менее и, как следствие, со временем начинают казаться в порядке вещей. На четвертой стадии, констатирует Клайн, имеет место «возрастающее стремление копировать на практике поведение, увиденное в порнографических материалах”».

Как люди дошли до этого, как стало возможным, чтобы блуд задавал тон почти на всех каналах средств массовой информации современного общества, если он оказывает столь разлагающее действие на сознание и жизнь людей?

Безусловно, порнография – один из самых выгодных бизнесов, поэтому ее распространение в обществе потребления вполне объяснимо, но это объяснение нельзя принять, если мы говорим не о первобытном обществе, руководствующемся инстинктами и магией. Для современного мира, в котором существуют социальные институты и законы, в котором любой феномен может быть прослежен и проанализирован социологически с целью принятия мер для защиты личности, подобное объяснение не может считаться удовлетворительным. Тем более в тех условиях, когда сами международные организации, призванные, казалось бы, бороться против торговли порнографией и проституции, законодательно поддерживают блуд.

Мы уже писали о том, как ООН и ЮНЕСКО проталкивают половое воспитание в школах и детских садах, начиная с 5-летнего возраста. Впрочем, Европейский Союз – главный оплот гомосексуалистов, издающий законы, навязывающие признание как их самих, так и браков между ними, а также усыновление ими детей. Так что блуд, порнография и даже извращения не только допускаются, но и навязчиво проталкиваются крупными международными организациями. Поэтому можно говорить даже о своего рода глобальной политике…

Обращение к книге Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» поможет нам понять движущие силы и рычаги этой мондиалистской политики. В этой антиутопии, написанной в 1930-е годы, Хаксли предсказал введение обязательного полового воспитания с самых ранних лет. Карапузов детсадовского возраста [в точности как этого требует от нас ЮНЕСКО сегодня!] посвящали в занятия эротическими играми – как для того, чтобы они лучше развили свои сексуальные инстинкты, так и для того, чтобы преодолели стыд и прочие препятствия психологического свойства, способные помешать им в дальнейшем совокупляться, как скоты, с тем, кому случилось оказаться рядом.

«В траве на лужайке среди древовидного вереска двое детей – мальчик лет семи и девочка примерно годом старше – очень сосредоточенно, со всей серьезностью ученых, погруженных в научное исследование, которое сулит великое открытие, играли в примитивную сексуальную игру…» [Хаксли].

Целью этих сексуальных игр было не что иное, как формирование индивидов в духе сексуального либертинажа [отрицание принятых в обществе норм, прежде всего нравственных] для будущего общества, в котором верность и любовь в рамках семьи будут считаться пошлыми и незаконными. Государство у Хаксли должно было наказывать тех, кто смел слишком долго задерживаться на любви к единственному лицу. Сегодня телевизор и порнография с успехом осуществляют воспитание подобного рода…

Как догадался Хаксли о том, что может возникнуть общество такого типа? Каковы мотивы подобного воспитания, если оно не может сделать счастливым никого и не способно обеспечить здорового общества?

Первая причина, упоминаемая героями Хаксли, такова: развращенными людьми легче управлять. Они подобны перевоспитанным, у которых вытравлено нравственное сознание, и поэтому они не могут противопоставить себя репрессиям системы.

Вторая причина та, что разврат – самый лучший способ контроля за численностью населения и ее сокращения. Ведь культура эротизма, порнографии и проституции вступает в прямой конфликт с семейной жизнью, рождением детей.

Хаксли уже в 1930-е годы предусматривал и необходимость развития техник контрацепции и абортов для контроля над численностью населения при всеобщей развращенности индивидов. Таким образом, счастье человека в рамках семейной жизни подменяется удовольствием, полученным в крайне соблазнительной культуре разврата и порнографии. Красоте и радости полноты любви в семье и счастью рождения детей Хаксли противопоставляет плотское удовольствие, проистекающее из раздражения чувствительных зон.

Тот факт, что более 70 лет назад с такой точностью было предвосхищено сегодняшнее введение полового воспитания в школах и детских садах и беспримерное в истории распространение разврата, возможно, просто случайность. Вспомним, что в начале ХХ века всё это воспринималось как абсолютный абсурд, ведь тогда даже публичный поцелуй считался непристойностью.

И все-таки… Неужели простое совпадение и то, что брат Хаксли был первым генеральным директором ООН – организации, которая сегодня со всей очевидностью на практике реализует утопию, написанную более 80 лет тому назад?..

И почему в те же 1930-е годы стала «научно» обосновываться идеология, которая впоследствии выльется в навязчивое насаждение разврата, извращений и гомосексуализма?

Реклама